Вы здесь

Александр Пудовиков. Особенности возбуждения уголовных дел по преступлениям совершаемыми членами религиозных сект

Российский уголовный процесс рассматривает возбуждение уголовного дела, как необходимую и обязательную часть уголовного судопроизводства.

Представляется обоснованным мнение Б. М. Сергеева, который отмечает: «Возбуждение уголовного дела – начальная стадия уголовного процесса. Именно с возбуждения уголовного дела начинается уголовный процесс по каждому конкретному делу... Ни одно уголовное дело не может миновать эту стадию»[1].

Анализ правоприменительной практики показал, что качество и эффективность расследования преступной деятельности сектантских организаций религиозного толка, а также преступлений совершаемых их адептами, в большинстве случаев зависит от безотлагательного возбуждения уголовного дела, поскольку это не только пресекает противоправную деятельность и обеспечивает неотвратимость наказания, но и во многом предупреждает совершение новых преступлений. Важно отметить, что наиболее раннее выявление преступной деятельности сектантских формирований способствует прекращению возможного противоправного воздействия на адепта со стороны организаторов и руководителей этих объединений, в том числе и с целью сокрытия преступной деятельности.

Рассматривая анализируемую дефиницию именно как первоначальную стадию уголовного процесса, стоит отметить тот факт, что вопросу независимости стадии возбуждения уголовного дела от иных этапов его движения, в юридической литературе уделено достаточно внимания.

Так, исследователи в данной области обуславливают это специфическим кругом вопросов разрешаемых на данной стадии: «в частности здесь не только принимаются сообщения о совершенном преступлении, но и проверяются полученные сведения, а также принимается обоснованное решение о возбуждении уголовного дела или отказе в нем»[2][3].

Для принятия решения о возбуждении любого уголовного дела статья 140 УПК РФ предусматривает наличие повода и основания. Закон обязывает орган расследования, с согласия прокурора, а также прокурора в пределах компетенции, установленной УПК РФ, возбудить уголовное дело с вынесением соответствующего постановления. Следует отметить, что по некоторым преступлениям, субъектами которых могут быть члены сектантских организаций, уголовное дело может быть возбуждено не только по факту совершения преступных действий, но и в отношении определенного лица, если в его действиях усматриваются признаки преступления.

Для возбуждения уголовных дел по факту совершения преступлений совершенных на почве религиозного сектантства характерен весь перечень поводов, обозначенных в ч. 1 ст. 140 УПК РФ. По изученным уголовным делам данной категории, автором выделено следующее процентное соотношение поводов для возбуждения уголовных дел: 

− заявление о преступлении – 77,5%; 

− явка с повинной – 1,5%; 

− сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников – 21%.

Факт причастности к совершению преступного деяния члена религиозной секты, содержащийся в поводах к возбуждению уголовного дела, несомненно, заслуживает определенного внимания. Поскольку это может ориентировать правоохранительные органы на то, какие конкретно проверочные действия целесообразно осуществить в той или иной ситуации, а также во многом способствовать получению значимой информации в ходе проверочных мероприятий, особенно это следует учитывать при организации и проведении осмотра места происшествия.

Следует отметить тот факт, что спектр деяний, субъектами которых могут быть члены сектантских организаций и квалифицируемых уголовным кодексом как преступления, достаточно широк. При этом для решения вопроса о возбуждении уголовного дела рассматриваемой направленности, необходимо обнаружить признаки преступления, которые в свою очередь и должны стать основанием к возбуждению уголовного дела, в соответствии с ч. 2 ст. 140 УПК РФ. 

Согласно ч. 2 ст. 140 УПК РФ основанием для возбуждения уголовного дела является наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления. 

Такой позиции придерживается большинство ученых[4]. Однако в литературе имеется и иная точка зрения. Под основанием к возбуждению уголовного дела (как процессуальному акту) некоторая часть авторов понимает «те фактические данные, которые указывают на совершение преступления»[5]. Позволим себе не согласиться с мнением последних, поскольку в большинстве своем именно достаточность (подразумевается количественный аспект) данных по нашему мнению должна лечь в основу принятия решения о возбуждении уголовного дела. 

Свое виденье об обязательном наличии для возбуждения уголовного дела не только повода, но и основания (как комплекса достаточных данных, указывающих на признаки преступления) высказывает А. П. Рыжаков: «Заявление, поступившие в орган предварительного расследования или прокурору, может вообще не иметь ничего общего ни с преступлением, ни даже с каким-либо общественно опасным деянием. В нем упоминание о признаках преступления может просто отсутствовать. Такой повод не должен иметь следствием начало уголовного процесса»[6].

По мнению автора, все вышеперечисленное в полной мере можно отнести к требованиям, предъявляемым к основаниям для возбуждения уголовного дела по преступлениям совершенным членами религиозных сект. Ведь действительно, заявление о том, что соседи гражданина, обратившегося в правоохранительные органы, регулярно отправляют культовые обряды (причем, не нарушая действующего законодательства), чем вызывают подозрения и неприязнь заявителя – не должно иметь оснований для возбуждения уголовного дела.

По общему правилу, для того чтобы стадия возбуждения уголовного дела по рассматриваемым преступлениям завершилась принятием обоснованного и законного решения, необходимо следующее: изучить материалы, ставшие поводом к возбуждению уголовного дела; в определенных случаях, в соответствии со ст. 144 УПК РФ провести проверочные действия; осуществить анализ имеющейся информации.

Анализ практики расследования преступлений совершенных на религиозной почве, позволил выделить следующие данные, содержащиеся в первичных материалах и свидетельствующие о том, что преступление могло быть совершено членами сектантских организаций:

− подозреваемый, задержанный в момент или после совершения преступления, а также явившийся с повинной – позиционирует себя как адепт сектантской организации;

− потерпевшие или свидетели и очевидцы, не зная личности преступников, утверждают, что по внешнему виду и поведению они, предположительно, являются членами религиозных сект;

− потерпевшие или свидетели (причем как посторонние граждане, так и адепты сектантской организации, в которой состоит подозреваемый) знают подозреваемого как члена религиозной секты;

− обстановка места происшествия, следы и иные вещественные доказательства свидетельствуют о совершении преступления членами религиозной секты;

− данные, содержащиеся в средствах массовой информации, говорят о том, что деятельность той или иной религиозной организации, в определенных случаях противоречит действующему законодательству. Для проверки заявления в ряде случае необходимо произвести осмотр места происшествия, получить объяснения от граждан, которые могут сообщить значимые на данной стадии сведения, получить документы, определяющие материальный вред от совершенного преступления, навести справки, получить необходимые объяснения от специалистов. Немаловажное значение на данном этапе имеет изучение личности подозреваемого. Так, в зависимости от ситуации, сложившейся на стадии возбуждения уголовного дела, может быть выдвинута версия об отклонениях в психическом состоянии подозреваемого, а в определенных случаях и потерпевшего, как в момент совершения преступления, так и после его окончания. В этой связи мы не совсем согласны с мнением Т. И. Москальковой, которая утверждает: «выяснение личности потерпевшего либо лица, заподозренного в совершении преступления, допустимо лишь после возбуждения уголовного дела, это является задачей предварительного расследования»[7]. По нашему мнению, выяснение вышеупомянутой информации, не только обеспечит законность и обоснованность в принятии решения, но и может служить основанием для назначения соответствующих экспертиз еще до возбуждения уголовного дела. В конечном итоге это должно способствовать скорейшему разрешению правосудия по конкретному уголовному делу. Вместе с тем, следует согласиться с мнением В. М. Савицкого, который отмечает следующее: «Очень важно чтобы проверка проводилась быстро и крайне осторожно, иначе из средства, способствующего борьбе с преступлениями, она может превратиться в свою противоположность»[8].

По результатам проверки необходимо решить, имеются ли в данном событии, факте, признаки преступления и принять обоснованное решение. Кроме того, следует учитывать, что законодатель ограничил временной фактор (ст. 144 УПК РФ) длящийся от появления повода до принятия соответствующего решения.

Следует учитывать тот факт, что поводы и основания для возбуждения уголовного дела изначально могут не свидетельствовать о причастности членов религиозных сект к совершению преступления, но такая информация может появиться в процессе проверочных мероприятий.

 По мнению автора, в процессе осуществления проверочных действий, компетентные органы и лица должны руководствоваться нормами законности и этики, чтобы необоснованными подозрениями не бросить тень на честь гражданина, не вызвать различного рода домыслов и толков вокруг его имени.

В заключении отметим, что при совершенствовании правового регулирования и практики уголовнопроцессуальной деятельности на стадии возбуждения уголовного дела по преступлениям религиозного характера следует исходить из самостоятельности этой стадии по отношению к предварительному расследованию. Значение возбуждения уголовного дела заключается и в том, что оно служит правовым основанием для всех процессуальных действий и решений при расследовании вышеобозначенных преступлений и разрешении уголовного дела.

 


[1] Сергеев Б. М. Процессуальные и организационные вопросы отказа в возбуждении уголовного дела в уголовном процессе России: дис. ... к.ю.н., Челябинск, 2003. С. 10.

[2] Советский уголовный процесс, под ред. Д. С. Карева, М.,

[3] , С. 179

[4] См., например: Уголовно-процессуальные основы деятельности органов внутренних дел. / Под ред. Б. Т. Безлепкина. М., Академия МВД СССР, 1988. С. 16.

[5] Бажанов М. И., Коган А.Д. Производство дознания в органах милиции. Харьков, 1956. С 9.; Савицкий В. М. Прокурорский надзор за дознанием и предварительным следствием. М., Госюриздат, 1959. С. 154.

[6] Рыжаков А. П. «Возбуждение и отказ в возбуждении уголовного дела». Учебное пособие. М., 1997., С. 17.

[7] Москалькова Т. И. «Проблемы совершенствования законодательства об охране прав граждан в сфере борьбы с преступностью» / статья «Охрана прав и законных интересов личности» Ярославль, 1984. С. 65

[8] Савицкий В. М. «Очерк теории прокурорского надзора в уголовном судопроизводстве». М., 1975. С. 150.

 

Опубликовано 9 ноября, 2017 - 17:18
 

Как помочь центру?

Яндекс.Деньги:
41001964540051

БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫЙ ФОНД "БЛАГОПРАВ"
р/с 40703810455080000935,
Северо-Западный Банк
ОАО «Сбербанк России»
БИК 044030653,
кор.счет 30101810500000000653