Вы здесь

Как Познер и Эрнст уничтожали Капицу

…Первый канал требовал, чтобы я, во-первых, громил советскую науку и, во-вторых, не возражал против всякой лженауки. Я отказался категорически. Тогда меня выгнали оттуда.

— Просто так поставили вопрос ребром?

— Именно так. Циничными они были.

— Молодёжь, которая пришла на телевидение?

— Да, новое руководство. Какие у них были политические установки, можно видеть по результатам их деятельности. Это интеллектуальный разгром России. Иначе я характеризовать их деятельность не могу.

— Ну да, ведь ваша передача не была политизирована.

— Я не служил ни тогда, ни сегодня никому, кроме интересов дела. Я же был беспартийным ко всему. Хотя это была высшая номенклатура нашей пропаганды и утверждалась на самом высоком уровне. […]

— Кто был генератором идей, как зарождались новые передачи?

— Генератором идей… оно само получается. Я никогда не знал отказа от своих учёных коллег- все были готовы помочь. Всегда было ощущение того, что надо рассказывать. Главная задача — найти нужного человека. Был бы человек хороший — будет хорошая передача. […]

— Повлияла ли на вашу профессиональную судьбу работа над «Очевидным — невероятным»?

— Когда я начинал эти передачи в 1973 году, один очень приятный академик — Лев Арцимович — сказал мне: «Знаешь, Сергей, если ты займёшься этим делом, то положишь крест на академической карьере. Что бы ты ни сделал, этого тебе не простят». Так оно и оказалось. […]

— У телевизионщиков должна быть ответственность перед обществом?

— Тему ответственности я считаю очень существенной, одной из главных. Свобода должна ограничиваться ответственностью. Но наша интеллигенция этого не понимает, это её погубит. Да и вообще тема ответственности является одной из ключевых в современном мире.

— У вас необычная для нашего телевидения речь, так говорили в конце XIX века.

— Мне говорили как раз знатоки тонкие, что мой русский и английский несовершенны, они друг другу мешают.

— Вы на фоне остальных наверняка выделялись. Телевизионных начальников это, наверное, раздражало…

— Наверное, выделялся. Но как-то это принималось. Главное, что это принималось. Были иногда мелкие поправки к произношению каких-то слов и т.п. Вообще речь моя идёт от предков: отец был очень крупный ученый мирового класса, мать тоже была очень образованной женщиной, дед — Алексей Николаевич Крылов, известный математик и кораблестроитель.

— Как вы относитесь к английскому научпопу? Би-би-си ведь очень много делает фильмов…

— Я считаю, что это положительная вещь, очень положительная. Прежде всего — это доходно. И политически, как говорится, они очень корректно это делают.

— А с точки зрения научного качества?

— Фильмы Би-би-си неглубокие — они довольно поверхностные и упрощают дело.

— Ваши передачи были глубже?

— Би-би-си редко использует в передачах крупных учёных. А в наших передачах, я думаю, в целом были более крупные люди. И они больше говорили именно по существу проблем науки и общества.

— У Вас в основном дискуссия, а у них визуальность?

— Да, у нас дискуссия, а у них визуальность и просветительская деятельность. Это тоже очень важно и нужно, но несколько другие методы, другой адрес и другие персонажи.

— А канал «Discovery» Вы смотрите?

— Иногда смотрю. Добротно очень. Профессиональные вещи, сделанные в ином ключе, иная цель преследуется, и это тоже нужно. Я был в Бостонской студии в Америке. Это клон традиции Би-би-си. Не знаю даже, существует студия сейчас или нет. Я как-то не видел её в последнее время… Карл Саган (американский астроном, астрофизик, популяризатор науки) — вот крупная была личность на телевидении, работал над созданием научно-популярных телесериалов, в частности — серий «Космос». У искусствоведа Кеннета Кларка шла другая серия — «Нагота в искусстве», такая всемирная история искусства. Приглашались крупные личности, которые говорили о своем взгляде на историю искусства. Начиная от Древнего Египта по наши дни. Импрессионисты для него уже были неприемлемы.

— Какие-то ваши традиции по-своему развивал, кажется, Александр Гордон в «Ночном разговоре»…

— Он талантливый человек. Но он не понимал, о чем говорил. Поэтому приглашал всегда двоих, которых умел стравить. И тогда он мог над ними возвыситься, это такой приём. К тому же, личности у него были второстепенные.

— Как понять, что зрителям нравится передача?

— Вы прислушиваетесь к тому, что вам говорят друзья и недруги. А потом возникает какое-то мнение. Самокритичность должна быть. Но это зависит именно от того творческого коллектива, который существует. Раньше была переписка по передачам, это очень внимательно отслеживалось, вместо рейтинга было, кстати. К сожалению, Академия Российского телевидения не стала таким органом, который мог бы как-то обсуждать всё, вне партийных интересов. А это очень важно. Например, раньше «ТЭФИ» не превратилась бы в такое… по существу, в правление одного класса. Я же не получил ни одной премии «ТЭФИ». Только в прошлом году в 2008-м, когда ушёл Владимир Познер, мне дали премию «За личный вклад в развитие российского телевидения».

Капица Сергей, Невероятное и неочевидное, в Сборнике интервью: Эфир Отечества. Создатели и звёзды отечественного телевидения и своей работе, Книга 1 / Сост.: В.Т. Третьяков, М., «Алгоритм», 2010 г., с. 113-117 и 120-121.

Опубликовано 14 сентября, 2017 - 15:58
 

Как помочь центру?

Яндекс.Деньги:
41001964540051

БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫЙ ФОНД "БЛАГОПРАВ"
р/с 40703810455080000935,
Северо-Западный Банк
ОАО «Сбербанк России»
БИК 044030653,
кор.счет 30101810500000000653