Вы здесь

Как разговаривать с саентологом

«Как разговаривать с саентологом» (с) 2003, Майкл Леонард Тилс (Michael Leonard Tilse) Охраняется законом об авторском праве. Никакая саентологическая организация или юридическое лицо не имеют права копировать, распечатывать или хранить настоящее эссе в любом виде, включая хранение на любых электронных носителях, в базах данных или системах поиска информации. Все остальные могут читать, распечатывать и пересылать это эссе в его оригинальной форме, без внесения изменений в его текст, а также в данное уведомление об охране авторских прав.

2 августа 2003г., (с)2003, Майкл Леонард Тилс

Думаю, людям было бы интересно узнать, почему одни саентологии уходят из группы, а другие остаются. Мне захотелось об этом рассказать.

Я был саентологом двадцать семь лет, потратив на неё в общей сложности более двухсот тысяч долларов. Ещё год назад я считал себя преданным последователем Хаббарда.

Имеется большое количество информации, свидетельствующей о том, что саентология деструктивна, этой организации пришлось выплатить миллионы долларов пострадавшим, и всё же, как вам, наверное, известно, обсуждать нечто подобное с убежденным саентологом почти невозможно. Попробую объяснить почему.

Наверное, вы хотите узнать, как решил уйти я. Ведь мои родители пытались убедить меня бросить эту затею, моя сестра и друзья уговаривали меня, но все их попытки остались безуспешными.

 Я не слушал никого, кто старался отговорить меня от занятий саентологией. Я не смотрел телепередачи, не читал статьи или книги, которые могли содержать критические высказывания. Я искренне верил, что все негативные заявления против саентологии являлись ложью, и готов был отдать жизнь, защищая свою религию.

Итак, есть некоторые вещи, которых не следует делать, когда разговариваешь с саентологом.

 Не обсуждайте с ним материалы высших уровней. Большинство саентологов имеют об этом лишь самые общие представления, но зато твердо убеждены, что, узнав нечто запретное раньше времени, могут умереть. Поэтому ни слова. Конечно, тема очень волнующая и, возможно, вам не терпится её обсудить, но саентолог, скорее всего, расценит это как камень, брошенный в его сторону.

 Не говорите ему, что саентология – не религия. Как только вы это произнесете, саентолог моментально отключится от разговора. В конце концов, все последователи Хаббарда имеют личный опыт, который по их представлениям вполне религиозен. Настаивать, что это не так, значит обвинять их во лжи и отрицать их собственные духовные переживания.

В стремлении достичь полной свободы, которую обещает саентология, они тратят большую часть своей жизни и финансовых возможностей. Я хочу, чтобы вы хорошо осознали этот момент. Возьмите, к примеру, меня. Едва ли ни все мои знакомые были саентологами. Свои заработки и сбережения я почти полностью нёс в организацию. Я проводил в саентологической церкви до двадцати часов в неделю, обучаясь или получая консультации, даже когда работал полный рабочий день. Вся моя жизнь была сосредоточена вокруг саентологии, а я даже не числился в штате. Тех, кто работает штатным сотрудником, саентология поглощает целиком.

 Я считал, что саентология спасла мне жизнь, что иначе я загубил бы ее наркотиками или самоубийством. Я чувствовал, что благодаря саентологии испытал глубокие осознания и постиг собственную сущность. Саентология объяснила мне всё.

Сказав, что саентология не является религией, вы замахнулись бы на всё, во что я верил. Но главное – эти слова обесценили бы мой личный вклад. Если учение Хаббарда не религия, то, что же я сделал со своими двумя сотнями тысяч долларов и двадцатью семью годами жизни, отданными саентологической учебе и консультациям? Мне пришлось бы признать, что все потрачено напрасно. А я не собираюсь этого делать только потому, что вы заявляете: «Саентология - не религия».

 Не говорите, что Хаббард был мошенником, жуликом и двоеженцем и почти все, что он рассказывал о себе – неправда. Саентолог всё равно не поверит, потому что его научили относиться к таким заявлениям, как к абсолютной лжи. Даже документальные свидетельства представляются ему сфабрикованными в рамках тайного заговора, который  направлен на уничтожение Л. Рона Хаббарда, саентологии и, в конечном итоге, полной свободы для человечества.

 По сути, вы находитесь в ситуации «он сказал, она сказала». Без тщательной проверки фактов вы можете излагать заведомо ложную информацию, которую церковь саентологии намеренно выложила в сеть, чтобы доказать своим членам существование чёрной пропаганды. Убедившись, что вы стали орудием заговора, саентолог не станет вас больше слушать.

 Не говорите ему, что саентология бесполезна. Для него она работает. Он это знает и  назовет, по крайней мере, один или даже множество случаев, когда к нему пришел успех, когда саентология помогла ему в каком-то деле, или придала уверенности в себе. Он  может иметь воспоминания о предыдущих жизнях, которые подтверждают его религиозные представления. Опыт саентолога вполне может включать в себя невероятные  переживания.

 Я до сих пор чувствую, что кое в чем саентология мне помогает. Одна из самых больших трудностей – преодолеть именно это, и я все еще борюсь. Многое из того, что написал Хаббард, взывает к лучшему в человеке, к идее помогать людям, сделать мечту реальностью. Это очень заманчиво. Поэтому если саентолог когда-нибудь и добивается успеха, он непременно приписывает его саентологии.

 Я провел кое-какие исследования. Передо мной книга под названием «Гипноз» («Hypnotism»), написанная в 1943 г. Дж. Х. Эстабруксом (G.H. Estabrooks). В главе третьей он пишет: «В гипнозе есть такое правило – все, что мы получаем в трансе, может быть также достигнуто путем постгипнотического внушения. А то, что мы находим и там и там, можно найти в самовнушении...».

 Так что, сдается мне – почти все, что происходит в саентологии – то, что переживает саентолог, во что он верит – возникает как результат некоего самогипноза. Все, что кажется позитивным или работает, приписывается саентологии, а все отрицательное относится на счет личной неудачи или недостатка понимания. В последнем случае обычно предпринимается тщательное исправление, которое, опять-таки, является самогипнозом.

Любое внешнее сомнение в этом старательно поддерживаемом трансе будет вызывать все большее и большее сопротивление.

 Так как же разговаривать с саентологами?

 Прежде всего, вы должны испытывать добрые чувства. Испытывать искренние добрые чувства. Неважно, что вы думаете об их убеждениях или поступках. Проявляйте заботу.

Оставьте нетерпимость и негативный настрой. Будьте человеком, исполненным любовью. Слушайте их. Дайте им почувствовать, что вы хотите им добра. Предоставьте надежное место, куда они могут прийти.

 Очень часто саентологи, даже если хотят, не уходят из организации, если им негде укрыться, и рядом нет людей, которым можно довериться безо всяких условий.

 Покинуть саентологию – большое личное достижение. Человеку надо каким-то образом прийти к пониманию, что он был неправ и все деньги, время и его личный вклад – все потрачено зря. Ему придется потерять своих друзей, может быть, мужа или жену, или детей. Немногие могут это сделать, когда им говорят, что они неправы. И в самом деле, если человек себя загипнотизировал, разгипнотизировать может только он сам.

 Скажите ему, что если он хочет приехать повидаться с вами, пусть только позвонит, и вы оплатите ему дорогу. Не говорите «уходи из церкви», говорите «приезжай ко мне». Если он позвонит, вышлите ему билет, или поезжайте и заберите его. А когда он объявится у вас на пороге, не нужно удивляться, лучше окажите ему поддержку. Не пользуйтесь его появлением для того, чтобы тут же обрушить на него лавину критической информации о саентологии. Конечно, вы можете ее предложить, но не забывайте, что он должен всё обдумать, а на это требуется время. Выделите ему место. Пусть он первым попросит вас показать информацию в Интернете или предоставить ему возможность найти её самому.

 Если он готов общаться, поговорите с ним. Пусть он расскажет о своих переживаниях, хороших и плохих. Разговоры помогают, особенно если тот, кто слушает, беспристрастен.

 Для меня чары были разрушены внутренними противоречиями, которые я обнаружил в саентологии. Так что, случись мне сейчас разговаривать с саентологом, я бы говорил с ним вот о чем:

 Пусть он расскажет вам о могуществе людей, достигших высших уровней в саентологии. А потом спросите, знает ли он случаи, чтобы человек такого уровня заболел, узнал, что у него рак, или просто оставил организацию. Пусть ваш собеседник задумается о том, как наблюдаемая реальность отличается от обещанного, даже для тех, кто провел в саентологии много лет. Выразите свое недоумение: если существуют такие могущественные люди, как могут критики саентологии писать то, что они пишут, да и вообще существовать? Разве саентологу высшего уровня не достаточно просто пожелать, чтобы их не стало?

Попросите человека описать идеалы саентологической этики и правосудия и рассказать, какими честными и прямыми должны быть саентологи. Спросите, знает ли он саентологов, которые не возвращают кредитов, не могут вовремя заплатить за жилье, кто изучил в саентологии немало, но все еще кажется человеком ненадежным или непорядочным. Каждый, кто какое-то время вращался в саентологических кругах, знает такие случаи или слышал о них.

 Попросите его объяснить «необходимость иметь что-либо, прежде чем что-либо делать». Пусть расскажет о том, какие условия требуется выполнить саентологам, чтобы международное управление открыло следующие уровни ОТ. А потом спросите: «Если предоставление этих услуг так важно, чтобы гарантировать надежное будущее для человечества, зачем нужны какие-то предварительные условия?»

 Узнайте, доводилось ли ему на себе испытывать неверное применение саентологического правосудия. Попросите его рассказать об этом.

 Спросите, как он относится к тому, что работы Хаббарда изменяются спустя более чем  пятнадцать лет после его смерти. Как это сообразуется со здравым смыслом?

 Попробуйте поговорить с ним вот ещё о чем: есть ли у него ощущение, будто сама саентология работает, а трудности существуют только у него. Люди нередко занимаются десятками лет, в глубине души удивляясь, почему они не добиваются обещанных результатов, хотя перед другими будут до конца защищать ценность саентологических методик.

Вопросы и размышления о том, что человек испытал сам и что видел собственными глазами, в сравнении с тем, что ему говорят и во что предлагают верить – стимул к тому, чтобы разбить те оковы, в которых он находится.

 Будьте беспристрастны. Пусть саентолог поделится своими мыслями о поведении людей в его группе и деятельностью организаций, а потом соотнесет это с тем, что содержится в работах Хаббарда и обещаниях руководства. Этим вы приоткроете для него дверь настолько, что он захочет прочитать сообщения бывших саентологов и сравнить со своим опытом.

 Когда это произойдет, помогите ему, но ничего не навязывайте. Изучив подлинные документы, такие, как свидетельство о смерти Хаббарда, отчет следователя и токсикологический анализ, показания под присягой в суде и полицейские рапорты по делу Лизы Мак-Ферсон, а также другие вещи, саентолог постепенно начнет создавать картину того, о чем ему не давали узнать, и сделает свой собственный выбор.

 Итак, как же разговаривать с саентологом? Ответ: «С любовью и пониманием». Помните, что он находит веские основания для того, чтобы быть саентологом. Так дайте же ему место, время и ресурсы, чтобы изменить свои убеждения.

 

Опубликовано 17 октября, 2012 - 13:04
 
Библия с
подстрочником
Святоотеческие
толкования
Реабилитация
наркозависимых

Как помочь центру?

Яндекс.Деньги:
41001964540051

БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫЙ ФОНД "БЛАГОПРАВ"
р/с 40703810455080000935,
Северо-Западный Банк
ОАО «Сбербанк России»
БИК 044030653,
кор.счет 30101810500000000653