Вы здесь

«Меня, который всегда считал себя православным, назвать сектантом?»

Родился я в простой семье в Иркутской обл. в 1964г. Когда мне было три годика, родители переехали на Смоленщину. Затем были переезды из одного города в другой, Орловская обл., опять Смоленская. Детство свое я помню по названиям населенных пунктов. Рос я с дедушкой, бабушкой и младшим братом. Отца не помнил совершенно. Мать работала и дома бывала только вечерами. По образованию преподаватель русского языка и литературы, она рано научила меня читать. Дома была обширная библиотека. Так что книги я полюбил с детства.

Когда мне было 10 лет, бабушка окрестила меня в православной церкви. Очень мало запомнилось с того дня.  Но появился интерес (еще детский): а что это было?

Что бы попасть в церковь, нужно было ехать на автобусе в город. А так как мать поспособствовала тому, что бы я записался в городскую библиотеку, то раз в неделю я самостоятельно ездил в город. Библиотека находилась в 5-ти минутах ходьбы от церкви. И несколько раз я приходил туда. Было все необычно, интересно.

Дома о Церкви вспоминали только в дни великих праздников. Бабушка и дедушка, зная мой интерес к Церкви, не препятствовали моим поездкам, но советовали меньше рассказывать о них в школе. И все же вскоре учителя узнали о моих поездках. Последовал вызов матери в школу, пионерское собрание и т.д. Дома последовала беседа с матерью и запрещение на одиночные поездки в город. Так была отбита охота посещать церковь.

Комсомол, комсорг класса, выпускной, военное училище и уход из него, армия, дембель, работа, женитьба, заочный институт. Обычны путь советского гражданина, родившегося в начале 60-х годов. Развод, метание по стране и, как итог, тюрьма.

Ещё до ареста я несколько раз пытался начать читать Новый Завет. Но начинал я не «с того конца». Пытаясь читать Священное Слово как простую художественную книгу, я быстро терял к Евангелию интерес и откладывал Его в сторону.

10 месяцев в тюрьме. Переполненные до предела камеры.  Духота, невозможность хоть минуту побыть одному, отсутствие книг – вот то, что угнетало до предела.

В один из таких однообразных дней открылась дверь, и через порог перешагнул парень лет 30-ти. Сразу было видно, что провел он в тюрьме не один месяц. С собой у него не было привычного «сидора», но в руках у него была КНИГА. Человек проведший в камерах больше двух лет не имел с собой ничего, кроме Нового Завета.    

Когда я взял Его в руки, меня ожидал легкий шок. По всему было видно, что книгу читали не один раз. Но вот что меня шокировало.  Книги из тюремной библиотеки, как правило, не содержат и половины изначальных страниц. Бумага идет на изготовление авторучек и самокрутки. Здесь же были целы все до единой страницы! Даже чистые страницы, предназначенные для записей в самом конце, были все целы.

Отсутствие нормальных книг, желание понять, за что я был помещен в тюрьму, подтолкнуло меня начать читать Новый Завет. И случилось чудо: стены камеры расширились, исчезли окружающие меня сокамерники. Ещё с детства, читая книгу, я всегда держал под рукой ручку и блокнот. В блокнот я записывал те мысли, что затрагивали мою душу. Записывая очередное, поразившее меня высказывание, я мечтал найти такую книгу, в которой были бы ответы на каждый случай. И вот, теперь такая книга была в моих руках!

Я читал ночи на пролет /спал днем, как и половина моих сокамерников, 28 человек в камере, предназначенной на 12 человек/. Читал, возвращался к прочитанному, перечитывал. Но чем больше я читал, тем больше возникало вопросов, но спросить было некого.

В один из дней в камеру вошел священник в сопровождении тюремного начальства. Последовали общие слова о смирении и покаянии и предложение задать вопросы. Я задал три вопроса и получил 10 суток карцера за оскорбление тюремной администрации.

- Почему Вас называют отцом?

- Почему покланяются иконам?

- Почему поклоняются святым и Богородице?

Задавая каждый вопрос, я сопровождал его ссылкой на Евангелие. И вместо ответов на свои вопросы я услышал: «Да ты сектант!» и рассерженный священник покинул камеру. А через два часа последовал карцер.

Меня, который всегда считал себя православным, назвать сектантом?

Мной овладело желание самому найти ответы на все вопросы. Но как учиться, если нет учителя?

Через два месяца последовал суд, и я оказался на зоне. Рай, по сравнению с тюремной камерой! Свежий воздух, книги, возможность побыть одному. Но самое главное в тот момент – комментарии в журналах и небольшие книжонки от Свидетелей Иеговы и Адвентистов Седьмого дня. Я читал в захлеб предлагаемую литературу. Читал, но вопросы оставались, а ответа все не было.

Наконец я на свободе! Воздух свободы опьянил меня. Какие вопросы? Какое Евангелие? Свобода!

Но последовала оплеуха: трагически умирает отчим, мать с инфарктом в больнице, а на руки сваливается больной брат. Я вновь начинаю читать Новый Завет и встречаюсь с АДС. Начинаю посещать их собрания. Но ответов на свои вопросы не получаю.

Умирает брат, и мама со вторым инфарктом оказывается в больнице. Мне не до посещений собраний. Да и честно сказать, нет желания туда идти. Зашел в церковь, поставил свечу о здравии мамы.

Вскоре сосед познакомил меня с женщиной. Мы стали встречаться, а затем жить вместе. Она помогла мне с больной матерью. Вскоре я узнал, что она была членом баптисткой церкви, но последнее время не посещала её.

Вместе с ней мы пришли на одно из собраний. Так я стал регулярно посещать их собрания.  А затем умерла мама. Ушел последний, близкий мне, человек. Запой, травма, больница. М все время рядом баптисты. Работа в Москве и Подмосковье. Развод. Я вновь приезжаю на мою вторую родину. Здравствуй, Рославль!

Работа, скитание по съемным квартирам, посещение баптистских собраний.

На одном из собраний я познакомился с женщиной. Встречи, общение и мы стали жить вместе. Валя, как и я, посещала собрания, но не принимала крещения. Хотя её бабушка, мама, две старшие сестры были полноправными членами ЕХБ.

В один из дней мы вместе зашли в Казанскую церковь помолиться об ушедших близких. Службы не было, в храме стояла тишина. Я стоял перед иконой Спасителя и молился. А затем… нахлынуло! Да, именно нахлынуло. Вспомнилось детство, мои поездки. В воскресение я пришел на службу впервые за много, много лет. Я не могу описать, что это было. А затем последовала наша с Валей поездка совместно с паломниками в Зарубинку. И так было там легко и хорошо! Я покаялся и принял причастие. Так я вновь стал православным.

Много было непонятного, необычного. Невозможно было понять где кончается Придание и начинается суеверие. Где была та грань, которая разделяет истинного православного от около церковных? Где Православный, а где православный? Спасали беседы с отцом Андреем. Очень большой отпечаток накладывало посещение, в свое время, собраний ЕХБ.

Помогал интернет. Кто-то зовёт его помойкой. Но кто что ищет, то и находит. Я начал читать поучения старцев, Катехизис. Но одно оставалось непонятным: богослужения на церковно-славянском языке. Когда-то в детстве дедушка пытался обучать меня церковно-славянскому, но мне это быстро надоело, и я забыл больше, чем знал. На богослужение меня спасало хорошее знание Евангелия. Поэтому, я на слух определял текст, Евангелия, читаемое  данный момент.

И в один из вечеров, присутствуя на Всенощной, я с удивлением обнаружил,  что мне не надо напрягаться, что бы понять, о чем поет хор, что читает дьякон или священник. Нет, некоторые слова оставались непонятными, но смысл был ясен.

Появилось желание говорить окружающим о Христе, Церкви, православии, но не хватало знаний. Но вновь спас интернет. И ещё: очень хотелось поделиться своими знаниями с окружающими меня людьми. Так появилась приходская газета «СЛОВО ЖИЗНИ». Рассказывая другим о православии, я учился сам.   Сегодня газета продолжает выходить, но только в электронном варианте. А я продолжаю учиться.

Что же дало мне православие? Наверное, можно ответить одним словом: «Жизнь». Ведь быть православным христианином – значит знать, что нет смерти, а есть лишь переход в вечность.

Когда-то для меня было важным то, как я выгляжу в глазах окружающих. Сегодня для меня важно лишь только одно: «Каким видит меня Христос».

Разговаривая с окружающими меня людьми нередко приходится с удивлением слышать: «Я православный». Но вот посмотришь на такого «православного» и начинаешь понимать мусульман за их отношение к нам.

Христос заповедовал нам: «Заповедь новую даю вам, да любите друг друга; как Я возлюбил вас, [так] и вы да любите друг друга. По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою» /Иоан. 13:34-35/. «Итак идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа,   уча их соблюдать все, что Я повелел вам; и се, Я с вами во все дни до скончания века. Аминь» /Матф. 28:19-20/. А что делаем мы?

Ложь, сребролюбие, ненависть окружают нас. Слабое, а порой и полное незнание православным христианином Евангелия, дает повод окружающим для издевательского отношения к православию. Отсутствие в большинстве храмов катехизаторов и миссионеров приводит к тому, что большинстве случаев, крещение становится просто обрядом. Сегодняшний костяк воцерковленных православных составляют бабушки 40-х 50-х годов рождения. Их юность пришлась на годы гонений на Православную Церковь. До революции в семьях сохранялась преемственность православия. Церковноприходские школы давали основу православия. Сегодня при каждом храме должны действовать воскресные школы для взрослых. Миссионеров, я считаю, надо готовить на краткосрочных курсах и закреплять не за храмами, а за миссионерским отделом. Нужны миссионеры-профессионалы. Да, каждый православный должен знать основы православия.

В этом отношении неплохо бы перенять опыт баптистов, где готовят именно профессиональных миссионеров. Посмотрите, что сегодня творится в сельской местности? Отсутствие храмов, редкие приезды священника приводят к насаждению суеверий. Хлынувший поток беженцев из средней Азии принес в деревни непонятно какое православие.

А отсутствие общин в храмах разделяет церковь. Покидая службу, христианин, чаще всего, возвращается к своим насущным делам. И опять его окружение составляют не воцерковленные люди. Отсутствие общения с единоверцами, редкая возможность побеседовать со священником, создают духовную пустоту.

Невольно вновь обращаюсь к примеру протестантов. Стоит одному не придти на воскресное собрание, как сразу последует шквал звонков, а если ты болен, то и систематических посещений. Именно этому всем нам, православным, стоило бы поучиться: «…возлюби ближнего твоего, как самого себя…» /Матф. 22:39/.

На этих словах Спасителя мне бы и хотелось закончить своё свидетельство.

 

Автор: 
Виктор Дворников
Опубликовано 1 июня, 2016 - 15:33

Комментарии

Аватар пользователя Cергей Георгиев

Да, каждый православный должен знать основы православия.

Согласен с Вами Виктор. Как найти взаимопонимание у прихожан,вот проблема.

Серго

 

Как помочь центру?

Яндекс.Деньги:
41001964540051

БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫЙ ФОНД "БЛАГОПРАВ"
р/с 40703810455080000935,
Северо-Западный Банк
ОАО «Сбербанк России»
БИК 044030653,
кор.счет 30101810500000000653