Вы здесь

Отвратительная тайна Саентологии: раньше подростки допрашивали взрослых об их сексуальной жизни

Впервые Серж Джил вышел на связь с нами более года назад. Прошло много времени, прежде чем его история стала известна широкой общественности, но сегодня он выступает в программе 20/20 на канале ЭйБиСи, которая брала интервью и у нас. История Джила затрагивает очень многие моменты и очень неприятна, и мы не знаем, как глубоко будут копать ведущие программы 20/20. Но мы хотели бы опубликовать кое-какие сведения о том, через что ему пришлось пройти, чтобы дополнить программу ЭйБиСи. И для этого мы заручились помощью Клэр Хедли, Аарона Смит-Левина, Майка Риндера и Джефферсона Хоукинса.

Для начала мы отметим, что Серж Джил — злой человек. Сегодня ему 38 лет, но, по его словам, то, как с ним обращались, когда он был подростком на саентологической «Наземной Базе Флаг» в г. Клиаруотер, штат Флорида, оставило в его душе глубокие раны, и теперь он хочет отомстить. На прошлой неделе, во время нашей последней беседы, он сказал нам, и его голос был возбужденным: «Мир должен услышать о том, через что я прошел, Тони. Я буду говорить от имени всех детей, которые подверглись насилию».

Серж родился 3 ноября 1978 года и вырос в семье саентологов. Его родители и его бабушка были членами организации. К 12-летнему возрасту он уже глубоко изучал труды Л. Рона Хаббарда и проходил обучение на одитора. А Наземная База Флаг была райским местом для любого амибициозного одитора.

«Я приехал на базу в 1992 году. Мне было 13 лет», — говорит он. База, словно магнитом, притягивала очень юных саентологов, которые работали на организацию. Некоторые, подобно Сержу, подписали контракты с «Морской организацией» сроком на миллиард лет, обещая посвятить всю свою будущую жизнь сверхурочной работе на Саентологию. Другие были сотрудниками отдаленных саентологических центров.

«Комплекс Флаг принимал всех стажеров из внешних центров. Так что там было множество малолетних», — вспоминает Серж.

Когда Серж прибыл на базу, чтобы начать работу в Морской организации, в свои 13 лет он уже был одитором «класса 4» и достиг состояния «клира» в курсах саентологического «Моста к полной свободе». Иными словами, он уже прошел серьезное обучение. Однако на Базе Флаг целью было достичь технического совершенства — преподавать курсы в точности так, как их задумал Л. Рон Хаббард.

Тем временем, Сержу не позволяли учиться в школе: «Седьмой класс был последним, который я закончил. Если ты ходил в школу, тебя отправляли в секцию этики. Как бы то ни было, нам все равно разрешали ходить в школу только по воскресеньям. Одной из причин, по которым я присоединился к Морской организации, была надежда получить школьное образование. Но вместо этого его отправили в секцию этики».

Как рассказал нам Серж, вместо посещения школы он целыми часами изучал «курс оценки», который довел понятие технического совершенства до крайности.

«Это была особая конфиденциальная пилотная программа, — говорит он. — Это был метод „достичь и отдалиться“ с использованием е-метра». Мы спросили, что конкретно Серж имеет в виду. «Ты прикасался к какой-то части е-метра и говорил: „Спасибо“. И когда ты отпускал е-метр, то говорил: „Спасибо“. А потом ты делал это снова. И так два часа. Пять раз, десять часов в день».

А в чем был смысл? «Смысл, судя по всему, был в том, чтобы ты настолько хорошо познакомился с е-метром, чтобы смог пользоваться им с закрытыми глазами. Это доводило меня до крайнего отупения».

Аарон Смит-Левин рассказывал об этой пилотной программе на этой неделе во время своего выступления в очередном эпизоде документальной программы Leah Remini: Scientology and the Aftermath («Лия Римини: Саентология и ее последствия»). Как объяснил Аарон, его брат-близнец Коллин также пытался стать одним из первых технически совершенных одиторов в рамках новой программы одитинга, которую глава Саентологии Дэвид Мискевидж внедрил под названием «Золотой век технологии».

Сама эта программа вызывала в организации много споров. Л. Рона Хаббарда, который умер в 1996 году, все еще считали «Источником», и Мискевидж не должен был вносить изменения в технологию, которую Хаббард оставил после себя. Однако в середине 1990-х Мискевидж заявил, что обучение велось неправильно, и его нужно переделать, — и молодых, подающих надежды специалистов готовили к тому, чтобы стать во главе перемен.

Клэр Хедли вспоминает, что Мискевидж очень ценил Сержа Джила, и высоко отзывался о том, каких успехов подросток достиг в новых упражнениях.

«Он был словно „золотой мальчик“ Дэйва в Золотом веке технологии», — рассказывает она нам. Клэр в то время жила на другом конце США, на тайной саентологической «Базе Инт», где на территории в 200 га близ г. Хэмет, штат Калифорния, находились высшие уровни международного руководства Саентологии. Дэвид Мискевидж большую часть времени живет и работает на «Базе Инт», однако он съездил на Наземную Базу Флаг во Флориде и по возвращении собрал весь персонал «Базы Инт» на совещание, вспоминает Клэр. «Он проиграл нам видеозапись того, как этот мальчик оценивал преклира по списку К/С 53. Он показал запись всем сотрудникам базы и рассказал нам, что у этого мальчика — совершенные оценочные ТУ. Так я впервые услышала о Серже Джиле».

Во время К/С 53 одитор зачитывает длинный перечень пунктов и следит, не вызовут ли они какую-то реакцию е-метра, который держит в руках клиент, именуемый «преклиром», или «ПК». Упражнение записывали н видео, чтобы убедиться, что Серж провел оценку совершенно. Цель К/С 53 — определить, что пошло не так с преклиром во время одитинга. Одитор зачитывает список, отмечает, реагирует ли стрелка е-метра на что-либо, а затем определяет, какой пункт в списке вызвал наиболее сильную реакцию. Далее результаты отослали кейс-супервайзеру, который затем решает, какие дальнейшие шаги предпринять. Ключом к тому, чем занимался Серж, были эффективность, методичность, наблюдательность и способность не упускать детали — всему этому он должен был научиться, проходя многочисленные технические упражнения («ТУ») Саентологии. И именно эта способность Сержа быть дотошным и не делать никаких ошибок привлекла внимание Мискевиджа.

«Я должен был точно отмечать каждую реакцию е-метра на каждый вопрос. Если на видео была хоть одна ошибка, вся сессия считалась „фланком“ (провалом). Это было почти невозможно», — говорит Серж.

А решать, прошел ли он испытание, должна была Шелли Мискевидж, супруга главы организации и сама по себе жесткий и непреклонный руководитель (это было примерно за десять лет до того, как Шелли исчезла с Базы Инт летом 2005 года).
«Шелли Мискевидж должна была дать тебе „пасс“ (положительную оценку). Никому не удавалось получить пасс по видео — кроме меня. Я был единственным в ООФ (Обслуживающей Организации Флаг, которая управляет Наземной Базой Флаг), кто получил пасс от Шелли. Именно тогда они начали обращаться со мной, как с юным дарованием. Я должен был стать виртуозом технического совершенства».

Возможно, Серж и был несовершеннолетним, но он был многообещающим кандидатом. Поэтому его поставили на очень ответственный пост, где он мог бы применять свои навыки.

Он опрашивал людей с «красными ярлыками».

Аарон Смит-Левин помог нам разобраться в том, что это значит. Стажер из внешнего центра, живущий на Базе Флаг, мог получать одитинг в рамках курса, который ему необходимо было пройти, чтобы вернуться к себе в центр. По окончании сессии одитинга его передавали «экзаменатору», который должен был удостовериться, что сессия прошла успешно. Показателем этого является так называемая «плавающая стрелка» — определенная комбинация плавных колебаний стрелки е-метра, которая, как полагают саентологи, указывает на то, что сессия завершилась должным образом. Если же преклир не показывает плавающую стрелку, значит, есть проблема, и эта ситуация называется «красным ярлыком».

«Ты возвращаешь его на сессию, заканчиваешь, посылаешь его к экзаменатору, а он по-прежнему не показывает плавающую стрелку. Теперь это уже двойной красный ярлык. Они проделывают все снова, и если плавающей стрелки опять нет, значит, у тебя уже тройной красный ярлык. И у тебя всего 24 часа, чтобы достичь плавающей стрелки, иначе ты потеряешь статистику. Так что это проблема», — рассказывает Аарон. (Саентологи одержимы своей статистикой, и ожидается, что каждую неделю их статистика будет выше, чем на предыдущей. Это нереальная задача, которая приводит к жестоким наказаниям — вплоть до тюремного заключения — в случае неудачи.)

Тройной красный ярлык — это очень серьезно. Именно в тех случаях, когда это происходило, привлекали Сержа. Саентологи уверены, что в такой ситуации клиент скрывает некий секрет, который не позволяет игле плавать. И задачей Сержа было выяснить, что это за секрет.

«Серж был известен как очень хороший одитор. С ним было очень просто говорить», — рассказывает Аарон.

На базе, в комнате в корпусе Коучман-Билдинг, Серж предлагал преклиру сесть и взять в руки сенсоры е-метра. Но это не был сеанс одитинга. Это было допрос. Серж должен был выяснить, что скрывает преклир, и нет ли в этой тайне какой-то опасности для самой Саентологии.

«Допрашивая этих людей, мы полагали, что не позволяем внешним проникнуть внутрь Саентологии и уничтожить ее», — говорит Серж. В поисках скрываемой тайны допрос затрагивал самые интимные мысли преклира. И зачастую это приводило к вопросам о сексе.

Иными словами 15- или 16-летний Серж зачастую расспрашивал 30- и 40-летних мужчин об их самых интимных сексуальных переживаниях.

«У этих людей было довольно темное прошлое, — говорит он. — Но нашей задачей было защитить и проверить их. И допросы продолжались часами. Вся организация стояла на ушах. Все знали, что у кого-то есть красный ярлык, и что нам нужна плавающая игла. До шести человек говорили мне, что спросить у преклира. И они велели мне расспросить его о сексе — они велели мне расспросить его о мастурбации».

От целого ряда бывших саентологов мы слышали, что организация как-то особенно одержима темой мастурбации, и в целом испытывает неприкрытый интерес к сексуальной жизни своих членов. Если ты хочешь вступить в Морскую организацию, тебе придется составить подробный отчет о каждом сексуальном партнере, с которым ты когда-то имел дело, от поцелуев до полового акта. И тебе придется подробно описать свои привычки относительно мастурбации. Три года назад мы предали огласке несколько экземпляров таких отчетов, которые имелись в нашем распоряжении. В них присутствовали такие вопросы, как «Вступали ли вы когда-нибудь в гомосексуальные отношения?» и «Вступали ли вы когда-нибудь в извращенную сексуальную связь?»

Однако такие вопросы задавали не только сотрудникам Морской организации. Преклира с красным ярлыком нужно было допросить, и допрос зачастую затрагивал темы секса и мастурбации.

«Мне дали инструкцию использовать „шаблон убийства“, чтобы вынудить людей признаться в чем-то серьезном», — рассказывает Серж.

Клэр Хедли впервые упомянула о «шаблоне убийства», когда рассказывала о самом скандально известном из саентологических допросов, проверке на безопасность «Йобург».

«Идея в том, чтобы задавать вопросы, которые, скорее всего, будут хуже всего, что может скрывать клиент, — объясняла Клэр. — Например, ты можешь сказать человеку: „Ну что, ты кого-нибудь убил?» «Ты нанес кому-нибудь увечье?» «Ты сделал что-нибудь противозаконное?» Снова и снова. Пока, наконец, клиент не выпалит: „Нет! Я никого не убивал. Я…“ — и не проговорится о том, что он скрывал».

Серж говорит, что он применял этот шаблон, но к вопросам о сексе.

«Скажем, он признается в мастурбации. Окей, говорил я: „Но ты не засовывал себе в зад крысу?“ Скажем, он ответит: „Нет, но я засовывал туда банан“. И тогда мне нужно было вытащить из него все подробности».

По подсчетам Сержа, он, будучи подростком, опросил более 500 мужчин старше его возрастом об их сексуальной жизни.

«Или мне нужно было принудить их признаться в уголовных деяниях. В финансовых преступлениях или в чем-то другом. В случае с красным ярлыком задача была извлечь из человека столько грязи, чтобы, если они не покажут плавающую стрелку, они были бы дисквалифицированы. Мне нужно было вынудить их признаться в чем-то настолько мрачном, что их могли выгнать из организации».

Но хуже всего, по его словам, было, когда он расспрашивал какого-нибудь мужчину о мастурбации, спрашивая, о чем тот думал, когда ублажал себя…

«...и он отвечал: „О тебе“. И потом мне нужно было вытащить из него все подробности, подробности о том, как он мастурбировал, думая при этом обо мне...»

Как бы отвратительно это ни было — несовершеннолетние подростки, расспрашивающие 40-летних мужчин о том, о чем те думали, пока ублажали себя, — многие бывшие саентологи, с которыми мы беседовали перед публикацией этой истории, сказали нам, что в организации это обычное дело.

«Это очень распространено. Я делала то же самое в 16 лет, когда была на Базе Инт», — рассказала нам Клэр Хедли.

Одному мужчине, которого она допрашивала, было под 50 лет, и он принес ей письменный отчет о своих привычках мастурбации толщиной в полсотни страниц. «Мне пришлось проверить с помощью е-метра, есть ли что-то, что он скрывает. Так я узнала, что такое мастурбация, — читая письменные отчеты 40- и 50-летних мужчин на базе, — говорит Клэр. — Всем, кто стажировался в ЦПТ проводить проверку безопасности, было намного меньше 18 лет. Я знала двоих, которым было по 14 лет».

Нам пришлось спросить некоторых мужчин постарше, покинувших Саентологию, доводилось ли им быть объектами таких допросов.

«Это было мерзко. Это было очень мерзко. На Базе Флаг мне неоднократно приходилось проходить сеанс с девушкой из Морской организации, ей было где-то 18-19 лет», — рассказал нам Джефферсон Хоукинс. Некогда Джефферсон был саентологическим гением маркетинга. Именно он в 1980-х годах придумал телевизионные рекламные ролики с вулканом, которые помогли Саентологии достичь максимального роста. В 2005 году он покинул организацию и написал великолепную книгу о своей жизни в организации, Counterfeit Dreams («Фальшивые мечты»).

«Мне приходилось выворачиваться наизнанку перед этими молодыми девушками. Ощущение было поистине мерзкое. Мало того, что это были молодые девушки, они еще были и очень невинные. Они не знали ничего о том, о чем я рассказывал. Это было мерзко».

Но было ли это обычной практикой?

«О да. Потому, что во многих случаях, особенно на Базе Инт, сотрудники секции этики ОПК были молодыми женщинами. И им нравилась власть. Им вообще нравилось командовать людьми старшей их. И им нравилось командовать ветеранами, которые еще помнили Хаббарда. Здесь они могли просто господствовать над этими людьми и заставить их почувствовать себя дерьмом. Они могли быть довольно жестокими, — говорит он. — Но единственная их обязанность заключалась в том, чтобы вызывать на сеансы людей старше себя и расспрашивать их о сексуальной жизни».

Как так получилось?

«Они были одиторами. Предполагалось, что они прошли ТУ. Они не должны были реагировать на такие веще. И, конечно, в представлении Хаббарда молодой человек — это такой же древний тэтан, как и пожилой. Они просто древние тэтаны в молодых телах. Вы были здесь раньше, в прошлых жизнях, вы понимаете, что это такое», — сказал Хоукинс.
«Это было обычным делом. И это было очень оскорбительно».

Мы спросили Майка Риндера, приходилось ли ему проходить через это, и он огорошил нас своим ответом: «Клэр была одной из тех, кто меня допрашивал. Это стандартная процедура. Всякий раз, когда ты в Саентологии попадаешь в неприятности, тебе задают такие вопросы».

Серж Джил ушел из Морской организации в 2004 году. Четыре года назад он открыто признался в том, что он гомосексуалист, и решил полностью отказаться от Саентологии. Потом, чуть больше года назад, он начал думать, что ему нужно что-то во всеуслышание рассказать о том, что он пережил на Наземной Базе Флаг. Он говорит, что организация объявила его «подавляющей личностью» — иначе говоря, врагом. Но сегодня у него появилась прекрасная возможность рассказать о том, как в Саентологии обращаются с несовершеннолетними.

«Они объявили меня подавляющей личностью. У меня нет семьи. У меня нет друзей. Мне нечего терять».

The Underground Bunker, 06.01.2017

Опубликовано 30 января, 2017 - 17:36
 

Как помочь центру?

Яндекс.Деньги:
41001964540051

БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫЙ ФОНД "БЛАГОПРАВ"
р/с 40703810455080000935,
Северо-Западный Банк
ОАО «Сбербанк России»
БИК 044030653,
кор.счет 30101810500000000653