Вы здесь

Пастырский взгляд на реабилитацию сектантов – положительный опыт и типичные ошибки

Прежде всего, хочу отметить, что этот доклад – попытка обобщить почти 20-летний опыт российской практики консультирования и реабилитации бывших адептов сект и их родственников, и я сердечно благодарю всех сотрудников и коллег по РАЦИРС, высказавших мнения об этой проблеме. Надеюсь, что критическое осмысление пастырского аспекта реабилитации принесет практическую пользу в нашем общем служении.

Для более удобного восприятия темы пробуем предельно схематично структурировать процесс реабилитации сектантов, рассмотреть положительный опыт и указать на типичные пастырские ошибки на разных стадиях реабилитации.

Во-первых, реабилитация предполагает сознательный выход адепта из организации. Этот процесс самый сложный и длительный, и его, в свою очередь, можно разделить на несколько этапов:

- предварительное общение с обратившимися за помощью родственниками или друзьями, выяснение мотивов обращения;

- общение с адептом и мотивация его на дальнейшие встречи;

- консультирование по выходу из секты.

Во-вторых, это социализация бывшего адепта: прежде всего, его возвращение в семью, а затем и в общество. Как правило, это происходит параллельно с успешным консультированием по выходу из секты.

В-третьих, это вступление в Церковь или воссоединение с Церковью, в зависимости от того, в какую секту входил бывший адепт.

Исходя из многолетних наблюдений, можно констатировать, что если 10-15 лет тому назад наиболее часто встречались пострадавшие от «Белого Братства», «Свидетелей Иеговы», сайентологов, мунитов и неохаризматов, то в последние годы обращения всё чаще бывают связаны с оккультными группами, психокультами и тренингами саморазвития. Эта статистика никак не влияет на структуру и последовательность процесса реабилитации, но вносит в него дополнительные сложности, поскольку вовлечение в психокульт или оккультную группу не имеет на первых порах явной религиозной окраски и, как правило, становится очевидным для окружающих, когда у адепта уже основательно промыты мозги.

В идеале каждый священник должен иметь навыки психолога и сектоведа, но на практике большинство пастырей в силу объективных причин не могут быть «универсальными солдатами», т.е. знать всю специфику проблемы и характерные особенности тех или иных деструктивных культов. Поэтому на всех этапах реабилитации необходимо сотрудничество со специалистами – психологами, юристами и сектоведами, а пастырское участие, хотя и несет основную духовную нагрузку, может быть задействовано в разной степени, но на этапе воссоединения с Церковью оно, безусловно, выходит на первый план.

По нашему мнению, принципиальной пастырской ошибкой является точка зрения некоторых священников, что после общих предварительных напутствий можно смело отдавать реабилитанта в руки специалистов, а самим устраняться до этапа присоединения к Церкви. Нельзя относиться к нашим подопечным только как к социальным клиентам, с которыми нужно работать по стандартной технологии. Общение необходимо выстраивать индивидуально, с учетом особенностей каждого человека, обратившегося за помощью. Совместные молебны и групповые занятия – необходимое, но отнюдь не достаточное условие полноценной реабилитации. Обязанность священника в течение всего процесса – быть в контакте с реабилитантом, молиться за него, пытаться наладить его духовную жизнь, чтобы в итоге вернуть своего подопечного Христу и Церкви.

Остановимся более подробно на самом сложном и ответственном этапе – предварительном общении и консультировании по выходу из секты. Именно этот этап определяет весь остальной процесс реабилитации, и именно здесь делается наибольшее количество пастырских ошибок, которые могут привести к неудаче.

Каждому клирику, так или иначе, приходится отвечать на вопросы о культах и сектах. Обычно это бывает связано с профилактикой суеверий, т.е. с реакцией на обращение кого-либо из паствы к нетрадиционной медицине, гадателям или экстрасенсам, но иногда случается, что кто-либо из родственников или знакомых прихожан попадает в секту. И здесь священнику необходимо отчетливо представлять степень серьезности проблемы, не отделываться общими фразами о вреде сектантства, не давать советов, которые не подкреплены личным опытом, а постараться трезво оценить пределы своей компетенции. Важно понимать, что участие в реабилитации сектантов – достаточно специфическая область пастырства. С другой стороны, в Русской Церкви почти повсеместно ощущается нехватка духовенства, в связи с чем есть существенные проблемы, связанные с высокой богослужебной и требной загруженностью приходского клира. Многие священники не всегда могут уделить достаточно времени для подробных бесед и адекватно отреагировать на подобные запросы. В таких случаях необходимо направлять обратившихся за помощью к специалистам. Для этого во всех храмах епархии должна иметься информация о центрах помощи пострадавшим от сект, и задача соответствующих епархиальных служб – стараться максимально обеспечить такой информацией приходское духовенство. Способы информирования могут быть самыми разными: циркуляры правящих архиереев, выступления на епархиальных собраниях, листовки и объявления в храмах, тематические семинары для клириков. Также считаем, что тема о реабилитации сектантов должна войти в курс сектоведения духовных школ.

Но продолжим тему о предварительных собеседованиях. Во время этих встреч важно выявить проблемы воспитания, семейных отношений и личностные проблемы будущих реабилитантов и их родственников, чтобы конструктивно выстраивать общение с ними. При этом следует учитывать, что для большинства из тех, кто обращается к нам за помощью, характерны такие психологические черты, как инфантилизм и иждивенчество. Это исторически обусловлено глубоко внедренным в сознание наших людей патерналистским менталитетом, но в основном – с отсутствием преемства традиционной культуры в современном российском обществе. Большинство пострадавших хотят, чтобы специалисты все сделали за них. Многие обращаются за помощью, будучи движимы исключительно юридическими или материальными резонами: стремлением сохранить квартиру или иную собственность, решить вопрос об опеке над ребенком, признать недействительной выдачу кредита, отданного сайентологам и т.п. О духовной опасности не думает практически никто. Более того, многие до проявлений явной психологической патологии со стороны родственника-сектанта не признают существование проблемы. Типично желание решить юридические вопросы путем объявления родственника недееспособным. Многие спрашивают: почему нет карательных законов против сект? – раз сектант, значит нужно отобрать у него имущество, а самого либо посадить, либо принудительно лечить. Когда такие клиенты узнают, что автоматического решения проблемы не существует, что сектанты имеют те же гражданские права, что за помощь юриста необходимо платить, многие исчезают из нашего поля зрения. На этом этапе основными пастырскими задачами являются:

- разъяснение родственникам духовных опасностей сектантства с точки зрения православного вероучения;

- предложение совместной молитвы за родственников-сектантов или приглашение к участию в особых молебнах о вразумлении заблудших;

- постепенное введение их в церковную жизнь.

Все эти усилия нужны, чтобы дать понять родственникам, что без их активной позиции и личного обращения к Богу невозможно полноценное решение проблемы.

На первичном приеме психологи выясняют основные сведения о пострадавшем от родственников: возраст, род занятий до попадания в секту, причину ухода в секту, круг интересов, срок пребывания в секте, психологический портрет, как со слов родственников, так и на основании тестов и личных впечатлений. На этом этапе выстраивается стратегия и тактика общения родственников с пострадавшим, выясняется возможность личной встречи.

Иногда родственникам или друзьям достаточно быстро удается убедить сектанта поговорить со священником. В начале такого общения необходимо определить, является ли собеседник сектозависимым, и если является, то в какой степени, а это совершенно невозможно без определенной практики. Здесь характерными пастырскими ошибками являются или запугивание адепта, или «давление церковным авторитетом», или построение первичной беседы с церковно-догматических позиций. Такие жесткие схемы коммуникации абсолютно неэффективны и свидетельствуют только о некомпетентности священника. Главная задача пастыря в течение этого периода общения – установление доверительных отношений с адептом и мотивация его на дальнейшие встречи. Мы полагаем, что одними церковными вероучительными аргументами невозможно преодолеть фобии и сектантские установки адепта, снизить степень его зависимости. Именно в эту ошибку часто впадают пастыри. Они считают, что прикосновение к истине во Христе, которое по благодати дается человеку в Церкви, через изложенную клириком словесную аргументацию поможет мгновенно убедить адепта переменить свои ложные взгляды. Чудеса, как известно, иногда случаются, но уповать только на чудесное решение проблем было бы с нашей стороны верхом неразумия. На причинах подобных неудач мы остановимся несколько позже, а на этом этапе необходима наша смиренная молитва к Богу о даровании терпения и рассудительности и целенаправленная, весьма кропотливая работа.

Обращу ваше внимание на еще один весьма существенный аспект. Перед началом непосредственной работы с реабилитантом обязательно нужно оценить степень его психосоматического здоровья и, при необходимости, направить его к специалистам-медикам. Как правило, в сектах человек подвергается жесткому психологическому давлению, а порой и физическому принуждению, и до начала реабилитации важно привести его в относительную норму. Ни в коем случае нельзя начинать личные собеседования, если реабилитант находится в остром психотическом состоянии. Многие пострадавшие, выходящие преимущественно из неохаризматических сект, были наркозависимыми и вовлекались в секту под предлогом наркореабилитации. При работе с такими клиентами необходимо учитывать и эту их особенность, привлекая к работе соответствующих специалистов.

Непосредственная работа с пострадавшими в российских центрах ведется, в основном, по схеме Стивена Хассена. Обычно это работа психологов. После знакомства с клиентом нужно навести его на мысль о том, что не всякая вера благо, и вполне возможно, что он попал в лапы сектантов. Это часто достигается примерами из практики других, но похожих сект. Затем составляется план работы с учетом личных целей пострадавшего. На этом этапе может потребоваться консультация юриста. Далее консультации сводятся к уточнению отдельных аспектов жизни данной секты, которые могли бы помочь восстановлению критического мышления реабилитанта, а привлеченные специалисты стараются оказать помощь в решении проблем по своему профилю. Практически всегда бывает полезно привлекать к реабилитации людей, успешно вышедших из этой секты. Такая работа может продолжаться в течение нескольких месяцев.

Пастырское участие на этом этапе может быть выражено в периодических беседах с реабилитантом, в которых уже необходимо задействовать познания священника в богословии, истории и в других церковных дисциплинах. При этом необходимо учитывать минимальное религиозное образование реабилитанта или вообще отсутствие такового. Поэтому строить общение нужно наиболее доступными для подопечного способами. Цель таких бесед – мотивация бывшего адепта на размышление, критическую оценку доктрин организации и своего опыта пребывания в секте. По существу эти собеседования являются катехизацией, сравнимой с оглашением готовящихся к Святому Крещению. Иногда бывает уместно ненавязчиво предложить собеседнику совместно помолиться, рекомендовать ему участвовать в специальных молебнах и молиться самому, ведь чаще всего в секты попадают религиозно мотивированные люди, и наша задача вернуть их от заблуждений ложной духовности ко Христу. При этом важно помнить, что в этом вопросе священнику необходимо соблюдать максимальный такт и не ставить непременным условием реабилитации немедленное воцерковление бывшего сектанта.

Нам известны случаи, когда после успешного психологического консультирования по выходу из секты реабилитанты отказывались от дальнейшего сотрудничества с духовенством. Можно объяснить эти ситуации не только очевидными пастырскими ошибками, о которых говорилось выше, но и тем, что яд ложной сектантской духовности препятствует быстрому восстановлению нормального религиозного и нравственного мироощущения. Тогда всякое наше предложение об участии реабилитанта в церковной жизни воспринимается им через кривое зеркало своего сектантского опыта. Ведь в сектах часто реформируют сознание адептов, внедряя особый внутрисектантский язык, в котором понятия и термины, одноименные церковным, имеют полностью искаженное смысловое наполнение. Не зря в Акафисте Пресвятой Богородице враг рода человеческого назван «тлителем смыслов». Этими ложными смыслами наполняются ключевые понятия христианского богословия. Приведем конкретные примеры. Православными христианами Церковь понимается как Тело Христово в терминах Никео-Цареградского Символа веры и в духе Священного Предания. Для большинства неопротестантов «церковь» – это автономная община под властью самозваного пастора, а оккультисты вообще отрицают Церковь, понимая ее как громоздкую человеческую организацию, мешающую непосредственному общению адептов с их «абсолютом». Если для православных благодать – это нетварная Божественная энергия, сила или действие, в которых Бог являет нам Себя для борьбы с грехом, то для неохаризматов – это переживание состояния индуцированной эмоциональной экзальтации на их сборищах, более похожих на шаманские камлания. Понятие «послушания» осознается и утверждается во всех гуруистических культах как абсолютная власть лидера над адептами, а православное значение этого термина – мудрое руководство опытного пастыря для подготовки своего духовного чада к самостоятельному различению добра и зла. И, разумеется, насаждаемые во всех без исключения сектах еретические воззрения о Боге и о Христе в корне отличаются от православных. И вот из-за этой смысловой путаницы происходит аберрация сознания некоторых бывших сектантов, выражаемая ими в неосознанном отторжении любых разговоров о Боге и Церкви.

Итак, в случаях отказа от продолжения общения нам не следует унывать, а молиться за своего подопечного и отдавать ситуацию на волю Господа, «Который хочет, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины» (1Тим.2:4). Мы всегда надеемся, и наш опыт это нередко подтверждает, что через некоторое время эти люди понимают, что без Божией помощи невозможно полноценное исцеление, и возвращаются в Церковь.

Наконец, последний этап реабилитации – возвращение в лоно Церкви. Здесь священнику нужно быть готовым выступить в качестве эксперта и заранее понять, каким образом воссоединить с Церковью бывшего сектанта. Существуют различные чины присоединения в зависимости от рода организации, в которую попал человек, и важно не ошибиться при выборе этого чина. Особенно внимательно нужно относиться к реабилитантам, которые до попадания в секту были крещены в Православии. Например, нам регулярно приходится сталкиваться с ситуацией, когда человек, которого крестили в детстве в Православной Церкви, в сознательном возрасте попадает к «Свидетелям Иеговы» или неохаризматам и «крестится» у них, или вовлекается в оккультную группу, где проходит ритуальное посвящение. Именно таких сектантов в России большинство. Общепринятая практика – присоединение их через покаяние или миропомазание. Разработан также особый чин отречения от занятий оккультизмом. Особое внимание нужно уделить присоединению неоязычников, ведь в некоторых неоязыческих сектах практикуется так называемое «раскрещивание», т.е. осознанное и публичное отречение от Христа.

Присоединение к Церкви может совершать священник по благословению правящего архиерея. В ряде российских епархий есть хорошая традиция совершать этот чин с участием архиереев. Присоединение может случаться по мере необходимости, но особо торжественно это событие происходит на архиерейской Божественной Литургии в день Торжества Православия в первую неделю Великого Поста, или в дни великих церковных праздников, или в дни памяти святых миссионеров. После Мирной ектеньи с особыми прошениями о присоединяющихся к Церкви и специально составленного чинопоследования покаянного отречения от ложной веры, бывшие сектанты встают на колени, а архиерей возлагает им на головы свой омофор и читает разрешительную молитву или преподает дар Святого Духа. После этого они полноценно участвуют в Божественной Литургии и причащаются Святых Христовых Таин.

После чина присоединения реабилитация как таковая завершена, но постреабилитационный период также требует особого пастырского внимания. В сектах адепты практически лишены свободного времени, и бывшие сектанты порой не знают, куда себя деть и что делать с обретенной свободой. Известны случаи психических срывов, депрессий, поисков искусственного утешения в блуде, алкоголе или наркотиках. Важно ввести бывших сектантов в общинную жизнь, дать им не только вероучительные ориентиры, но и занять их реальными делами христианского милосердия и взаимопомощи, обеспечить им разумную внешнюю дисциплину на период постреабилитации и социальной адаптации. Это органично происходит в сплоченных приходских общинах, в монастырях или в группах взаимопомощи бывших сектантов. Многие наши подопечные стремятся помочь своим друзьям, оставшимся в секте, и это желание вполне объяснимо и похвально, но пастырю нужно внимательно следить, чтобы эти усилия оставались в рамках христианской нравственности и закона. Например, в Санкт-Петербурге создано объединение бывших «Свидетелей Иеговы», которые ведут активную работу в Интернете на форумах и на специальных информационных порталах, издают книги, организуют встречи и беседы с сомневающимися сектантами, помогают им сделать осознанный правильный выбор.

Задача пастыря, как, впрочем, и остальных специалистов, участвующих в реабилитационном процессе, – не оставлять без внимания бывших сектантов, привлекать их в качестве экспертов и помощников, помогать им адаптироваться в нормальную жизнь и следить за их духовным здоровьем.

Автор: 
Протоиерей Георгий Иоффе
Опубликовано 30 мая, 2017 - 14:46
 

Как помочь центру?

Яндекс.Деньги:
41001964540051

БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫЙ ФОНД "БЛАГОПРАВ"
р/с 40703810455080000935,
Северо-Западный Банк
ОАО «Сбербанк России»
БИК 044030653,
кор.счет 30101810500000000653