Вы здесь

Причины ухода, приёмы заманивания и особенности психологического воздействия на молодежь в сектах

  Религиозное сектантство, активизировавшееся в России в начале 1990-х гг., не оставляет попыток расширения своего влияния и вовлечения в свои ряды новых адептов, в первую очередь, из числа молодежи. За эти годы возникло множество так называемых нетрадиционных религий, но остались неизменными свойственные сектантам механизмы социального контроля и психологического воздействия на личность.  

Сложившаяся ситуация осложняется появлением наряду с новыми культовыми образованиями квазирелигиозных объединений тоталитарного толка, а также организаций, тщательно маскирующих свою сектантскую сущность под вывеской модных психологических практик. В период происходящих в обществе значительных изменений, которые касаются, прежде всего, сферы духовной жизни, часть молодых людей не может противостоять их влиянию в силу полной дезориентации, несформированности твердых жизненных принципов. Особую опасность психологи, педагоги, религиоведы и социологи видят в проникновении сектантских агитаторов в педагогические коллективы школ, колледжей, институтов и в учреждения специальной социальной помощи.

Задача государства и общества – защитить молодых людей от этой опасности, вооружить необходимыми знаниями, приемами психологической самозащиты через институты социального воспитания, которые должны осознать свою ответственность и свою роль в противодействии сектантской экспансии и вовлечению молодых людей в религиозные секты.

Среди ученых, исследующих социальнопсихологические аспекты религиозного сектантства, нет единого мнения по поводу того, кто и почему попадает в секты. Одни считают, что в секты уходят только неполноценные, ущербные люди, которые страдают психическими заболеваниями, другие же полагают, что в секте может оказаться любой человек, но в определенный период жизнедеятельности. В. Мисснер утверждает, иррациональные формы религиозного опыта, включающие транс, экстаз, мистические переживания, привлекают истериков. Культы, исповедующие переживания жертвенности, гипертрофии мотива страдания, депрессантов. Идеи ненависти к врагам веры влекут к себе параноиков. Они же становятся ярыми фанатиками. В целом же религиозные культы с их идеями исключительности и привилегированности влекут к себе лиц с нарцисстическим поведением [15].

Д. Кларк объясняет стремление к мистическим переживаниям и веру в паранормальное потребностью к самоактуализации [13]. Он же установил, что женщины религиознее мужчин и чаще верят в жизнь после смерти и реинкарнацию [12]. М. Шамс и П. Джексон полагают, что фактор религиозности является буферным влиянием на стресс [18]. 

Л. Френсис и Дж. Беннефт установили связь религиозности с психотизмом [14]. В исследовании Т. Робинсона была выявлена положительная связь импульсивности со склонностью к внешней религиозности и негативная связь между религиозностью и экстраверсией [16]. 

Согласно взглядам Г. Оллпорта, существует два основных типа религиозных личностей: intrinsic («внутренний», «имманентно присущий») и extrinsic («внешний», «органически не присущий»). Для личностей первого типа религия представляет самостоятельную и конечную ценность. Они мотивируют свою деятельность в разных социальных сферах религиозной верой. Нерелигиозные потребности и интересы имеют для них второстепенное значение, все свое поведение они стараются подчинить религиозным нормам и предписаниям. Для личностей второго типа религия является лишь способом достижения жизненных целей, внешних по отношению  к самой религии [7].

По мнению К. Истер, в секты может попасть любой человек. Особенно во время обычных переходных периодов, включая: первый год вне семьи, вне семейного дома; смену работы или ее потерю; год до или после окончания учебного заведения; внезапную болезнь, смерть близкого или несчастный случай; отпуск или каникулы; смену образа жизни [4].

Как утверждает Д.К. Росс и М.Д. Лангон, существуют определенные факторы, которые влияют на уязвимость личности в отношении попадания в секты. К таким факторам они относят: этап развития, ситуацию, личную биографию и психологическую предрасположенность.

На этапах развития многие подростки относительно свободны от серьезной ответственности и обязательств, подобных наличию семьи или работы с полным рабочим днем. Недостаток опыта часто сопровождается у них наивностью и идеализмом, оставляя их открытыми для напыщенных обещаний и упрощенных ответов, предлагаемых сектами.

К ситуационным факторам указанные авторы относят развод, безработицу, переезд, отъезд в колледж, смерть близкого, слабость из-за возраста или болезни.

Анализируя         факторы         личной биографии, Д.К. Росс и М.Д. Лангон отмечают, что молодые люди, вырастающие в бедной среде, часто развиваются в «уличную шпану», способную противостоять уловкам беззастенчивых вербовщиков. Цинизм, подозрение и острые инстинкты выживания делают этих подростков менее уязвимыми для культов, чем их ровесников со средним и более высоким доходом. Говоря о религиозном воспитании, Д.К. Росс и М.Д. Лангон подчеркивают, что оно может повлиять на тип культа, но не будет являться средством сдерживания против культовой вербовки. Степень близости, частота и качество общения, демократичность или авторитаризм членов семьи могут либо уменьшать, либо усиливать уязвимость человека в отношении культов. Однако члены сект происходят как из прочных «счастливых» семей, так и из неблагополучных.

Среди факторов психологической предрасположенности указываются: психические расстройства, застенчивость, доверчивость, низкий уровень терпимости к двусмысленности, наивный идеализм, разочарование в культуре, восприимчивость или тяготение к состояниям типа транса, неразборчивое стремление к духовному смыслу. Завершая анализ факторов повышенной уязвимости, Д.К. Росс и М.Д. Лангон подчеркивают, что не имеет значения, насколько человек может быть здоров, хорошо образован или счастлив, так как каждый может испытывать в какой-то степени разочарование, настроение неустойчивости, эмоционального утомления, отчаяния, идеализма и наивности. Отсюда вытекает вывод, что нет гарантированного иммунитета от современных сект [17].

Х. Ремшмидт отмечает, что секты ищут новичков среди людей, которые ощущают одиночество, страх перед настоящим и будущим или находятся в особо тяжелых обстоятельствах. Он объясняет притягательную силу сект среди прочего следующим: «они предлагают упрощенную перспективу на будущее; они позволяют стандартизовать манеры и действия, избавляя от застенчивости и самонаблюдения; коллективные действия ослабляют ограничения и ощущения личной вины; возникает кажущаяся гармония внутреннего мира, исполненного добрых и злых сил, с внешним миром и его реальными целями и опасностями; подчинение лидеру, играющего роль «старшего брата», лишено двойственности, свойственной отношениям между детьми и родителями» [5, с. 171]. 

Основываясь на данных многих исследований, Д.М. Угринович утверждает, что «нет никаких оснований считать всех членов экстатических сект и культов психически больными людьми. Другое дело, что часто повторяющиеся экстатические состояния расшатывают психику верующих, нередко ведут к неврозам, а в отдельных случаях и к психическим заболеваниям. Однако это не значит, что источник всякого религиозного экстаза коренится в патологических отклонениях психики» [9, с. 165].

При этом ученый выделяет два типа верующих: интровертированных и экстравертированных. Для людей первого типа религия является средством ухода от окружающего мира, бегства в мир иллюзорный, фантастический. Как крайнее проявление этого типа к ним относятся мистики, созерцатели, затворники, аскеты. Для людей второго типа религия является способом проявления своего «Я». Религиозность людей такого типа нередко носит внешний характер. Он подчеркивает, что «человек верит в то, что соответствует его идеалам, принимаемой им системе ценностей, что приносит ему субъективное моральное удовлетворение. При этом сама вера играет определенную роль в формировании его идеалов и ценностных ориентаций» [9, с. 115].

Обобщив  признания  бывших адептов современных сект, Г. Хендин утверждает: «Среди этих молодых людей я не встретил ни одного, у кого не было каких-то серьезных неудач в семейной жизни. В отчаянии они бегут от боли, которую им причинил внешний мир, тянутся к поддержке, делающей их детьми, к структуре семьи, создающей веру» [2, с. 84].

В секты уходят не из каждой семьи, а из тех, где отсутствует эмоциональное тепло, но присутствует авторитарный стиль воспитания. Вместе с тем, для сектантов характерно наличие различных комплексов и личных проблем. В целом же притягательная сила современных сект заключается в дефиците общественного внимания к человеку, особенно когда он попадает в критические ситуации, переживает духовный кризис. В таких случаях он ищет покровителя.

К причинам увлечения сектантством можно отнести стремление к самосовершенствованию, осознанию реальной ценности своего «Я», избавлению от физических недугов и душевного дискомфорта, а также поиску истины. Результаты исследования группы под руководством А.А. Скородумова показали, что вовлечение в секты может происходить самым ординарным способом. Например, к человеку могут подойти на улице или в метро различного рода миссионеры и очень вежливо спросить: «С Вами можно поговорить? Знаете, как у нас интересно? Хотите забыть все болезни? Хотите хорошо учиться и выучить несколько языков? Хотите узнать настоящего Бога?». Члены секты «Свидетели Иеговы», как правило, ходят по квартирам с предложением бесплатного изучения Библии. Их первая речь может выглядеть так: «Мне очень приятно застать Вас дома. Я делюсь с соседями одной очень воодушевляющей мыслью из Библии. Не задумывались ли Вы …? Или так: «Мы призываем людей читать Библию. Люди часто диву даются: насколько мудро Библия отвечает на самые насущные вопросы …» [8. с. 61].

А далее, как бы им не ответили, иеговисты будут готовы продолжать беседу в любом русле, которое более всего подходит для конкретного человека. Дело в том, что секта выпускает для своих миссионеров пособие «Как завести и продолжить разговор на библейскую тему», которое содержит 86 стандартных вариантов завязывания бесед с незнакомыми людьми в зависимости от их настроения, занятости, знания библейских сюжетов, вероисповедания.

Во вступительной части пособия говорится: «Неподдельный интерес к людям, которых мы встречаем, поможет тебе затронуть их сердце. Этот интерес можно выразить теплой улыбкой, приветливостью, готовностью выслушать собеседника, приспособить к нему свои замечания, также интерес можно выразить вопросами, которые поощряют твоего собеседника высказываться и помогают тебе понять его точку зрения» [8, с. 61]. Иеговисты строго следуют подобным наставлениям. Их словесная аргументация в беседах с незнакомыми людьми всегда подкрепляется эмоциональным компонентом и невербальными знаками общения (мимика, жесты и т.д.), что рассматривается психологами как вербально-поведенческий резонанс.

Кроме того, все выпуски иеговистских журналов психологически точно направлены на поиск новых адептов, что подтверждается даже публикуемыми на последней странице вопросами к читателям: «Хотели бы Вы, чтобы Вас посетили?». Несомненно, человек, испытавший тяжелое потрясение и не имеющий возможности с кем-то поделиться своим горем, ищет моральную поддержку и жаждет общения. Побеседовав с посетившими его иеговистами, такой человек ощутит подлинную заинтересованность в понимании и разрешении волнующих его проблем. Причем его будут принимать таким, каков он есть, со всеми достоинствами и недостатками, без осуждений. Более того, первое время человек будет ощущать не только заинтересованность в себе, но почувствует теплоту, ласку и даже любовь.

Секты учитывают интересы различных категорий людей. Причем очень часто вербовщики подгоняют свои описания секты таким образом, чтобы они соответствовали интересам предполагаемого адепта. Например, предполагаемый адепт, ищущий духовного продвижения, может быть приглашен в «духовную дискуссионную группу»; интересующийся психологией может быть приглашен на семинар по «человеческому потенциалу» и т.д.

Вовлечение в секту представляет собой сложный процесс, в исследовании которого необходимо учитывать как социальные, так и субъективнопсихологические предпосылки. Опасность вовлечения в секты грозит каждому, кто любопытен, общителен и отзывчив, а также любому, кто не знаком с техникой манипулирования сознанием. При этом охватываются фактически все возрастные группы населения – от школьников до обитателей домов престарелых. В противоположность традиционным конфессиям, к которым человек обращается самостоятельно, секты сами находят своих адептов. Причем как среди верующих, так и среди атеистов.

Несмотря на то, что существует множество способов вовлечения в секты, в большинстве случаев молодого человека втягивают в секту обманным путем, обещая счастье, обретение смысла жизни, раскрепощение, свободу, преображение и вечную жизнь. Ему говорят, что Бог через Учителя призвал именного его, потому что он умен, красив, талантлив и предназначен для великой миссии. Обман, теплота, ласка, лесть и обеща-ния – старые и испытанные способы вовлечения в секты. Ими пользовались много лет назад, ими пользуются и сегодня, так как они позволяют вовлекать в секты людей без их осознанного согласия.

Наиболее уязвимыми перед сектами являются молодые люди, находящиеся в конфликтных ситуациях с ближайшим социальным окружением, одинокие, испытавшие сильное психическое потрясение, потерявшие уверенность в собственных силах, испытывающие внутреннюю неудовлетворенность собой, своей жизнью, системой ценностных ориентаций и установок, т.е. дезадаптанты. В любом случае увлечение сектантством является результатом реагирования личности на изменение социальной ситуации и социальной сферы.

Привлечение людей в секту – это ее первая задача, решив которую адепты с целью удержания новообращенных начинают осуществлять в отношении их жесткий социальный контроль. Суть социального контроля в сектах заключается в направлении поведения и действий людей в соответствии с религиозными представлениями. Такой контроль осуществляется сложным взаимодействием целого ряда специальных средств и методов. В результате возникает стандарт поведения  человека, обеспечивающий определенную социальную направленность действий как отдельных индивидов, так и целых религиозных групп. Социальный контроль в секте представляет собой тот механизм, который пытается направить сознание и поведение человека в определенное русло, «увековечить» подчинение религиозным идеям, представлениям, нормам, традициям и обычаям. Он обеспечивает и закрепляет поведение человека в соответствии с сектантской доктриной, определяет развитие определенных черт личности человека.

Каким образом осуществляется такой контроль, как он действует? Необходимо отметить, что вся система социального контроля в секте складывается на основе беспрекословного подчинения человека группе,  а группы – лидеру. Контроль осуществляется с помощью особой внутригрупповой организации, а также посредством ряда социальнопсихологических механизмов. В процессе установления контроля над сознанием новообращенного можно выделить три общих, независимо от типа сект, этапа.

Первый – отказ от своего прошлого: человек должен признать сплошной ошибкой все, что было до того, как он попал в секту. Все, что он считал белым, на самом деле было черным; все, что он считал хорошим, на самом деле – плохим. Люди, которые его любили, на самом деле желали ему только зла. Его друзья – это на самом деле его враги, потому что уводили его от тропы спасения. Его родители – это злейшие его недруги. Этими средствами сектанты особенно любят создавать идеологическую подоплеку тем трениям с родителями, которые бывают  у каждого молодого человека. Ему начинают внушать, что его родители – это не настоящие родители, ведь настоящая семья – тут,  в секте. Фактически во всех сектах семейная терминология так или иначе присутствует, начиная от мунитов, организация которых называется «истинной семьей», а Мун и его жена – «истинными родителями», и кончая сектой, которая так и называется – «Семья», а ее основателя Дэвида Берга сектанты просто называли папой.

Второй этап – разделение сознания и воли человека. Этот механизм в разных сектах различен. В некоторых это делается посредством мантры, т.е. некоего предложения или слова, которое человек должен постоянно ритмически повторять, не вдумываясь в его содержание. Когда его голова постоянно занята этой мантрой, очень трудно сосредоточиться, трудно управлять своей волей. Наоборот, он теряет эти навыки и становится послушным инструментом, роботом организации. Задуматься ему некогда, потому что он крутит в сознании мантру, у него практически нет свободного времени – нужно постоянно работать и очень мало спать, нужно все время находиться на людях, потому что в подавляющем большинстве случаев члены секты живут в общежитиях, где у рядовых членов никогда не бывает отдельных комнат. Нет ни времени, ни места, чтобы остаться одному и задуматься. Человек испытывает мощное групповое давление.

Третий этап: на фоне того, что новопришедший отрекся от прошлого и в голове  у него постоянно крутится мантра, включается массивная индоктринация – внушение нового учения, новой веры. Он не только много работает, мало спит и мало ест, но и посещает молитвенные собрания и занятия, на которых ему все время внушаются новые идеи. А когда он не посещает собраний, может слушать голос гуру в наушниках. У хаббардистов ему дают на день задание: прочитать столько-то трудов Хаббарда, прослушать столько-то пленок. И задания эти таковы, что нужно целый день читать и слушать, чтобы их выполнить. На следующий день его экзаменуют: сколько прочел и сколько усвоил? [3, с. 75].

Изучив воздействие на личность в различных сектах, С. Дуброу-Айхель утверждает, что в них используется каждый из восьми методов принудительного «промывания мозгов», в свое время предложенных Р. Лифтоном. К указанным методам относятся:

Контроль окружения, который предусматривает регулирование общения и селекцию информации.

Мистическое манипулирование, означающее придание всем культовым институтам атмосферы великой тайны и божественности.

Требование чистоты, которое предполагает, что все лежащее за пределами культа грязно, «духовно невежественно»,  а значит, должно игнорироваться адептами.

Культ исповеди, способствующий не освобождению от чувства вины, а скорее, порождению этого чувства.

«Святая наука» – метод, предполагающий объявление своих догм абсолютной, полной и вечной истиной, что поднимает их на «священный уровень». Любая информация, которая противоречит этой истине, является враждебной.

«Зарядка языка». Все деструктивные культы тщательно разрабатывают и развивают индосинкразическую терминологию, которая используется, чтобы быстро и упрощенно отвечать на любые сомнения и затруднительные вопросы.

Доктрина выше личности. Этот метод является естественным следствием «священной науки» и предполагает, что личный опыт не может опровергнуть «факты» в том виде, как они преподносятся доктриной.

Освобождение от существования. Согласно Лифтону, «сектантское окружение проводит четкую грань между теми, чье право на существование может быть признано, и теми, кто такого права не имеет» [7, с.74]. 

Фактически аналогично рассматривает методы воздействия на адептов в сектах  С. Хассэн, который во главу угла ставит термин «контроль сознания», а не термин «промывание мозгов». С. Хассэн считает, что контроль сознания осуществляется через контроль над поведением, информацией, мышлением и эмоциями.

Контроль поведения направлен на:

- регулирование индивидуальной физической реальности (строгое определение, где и с кем проживать, какую одежду носить, какую пищу есть, сколько времени спать и т.д.);

- исключение наличия свободного времени (вся жизнь адептов протекает по строгому временному графику, в пределах которого каждый момент связан с физически и эмоционально напряженной деятельностью, что оставляет мало времени или совсем не оставляет его для уединения и размышлений);

- выработку покорности и зависимости (система поощрений и наказаний, лишение самостоятельности, объединение по парам по типу «наставничества» или «приятельства» для наблюдения и контроля, для доносительства лидеру об отклоняющихся от доктрины группы в мыслях и поступках);

Контроль информации осуществляется посредством:

- использования обмана (умышленное утаивание информации или ее искажение, чтобы сделать ее приемлемой);

- ограничения доступа к некультовым источникам информации, устранения приверженности к ним (запрет читать газеты и журналы, смотреть телевизор, посещать театры, общаться с бывшими адептами и т.д.);

- создания источников культовой информации (издание буклетов, листовок, журналов, тиражирование аудиозаписей выступлений лидеров, а также использование цитат и формулировок, взятых вне контекста из некультовых источников).

Контроль мышления предполагает:

- принудительное принятие групповой доктрины как истины (обычно доктрина формулируется по принципу: черное – белое, добро – зло, мы – они и т.д.);

- поощрение только «хороших» и «правильных» мыслей;

- навязывание специфической терминологии «мыслительных клише»;

- запрет на критические вопросы о лидерах и доктрине, а также на альтернативные системы верования и признание их правильными.

Контроль эмоций осуществляется посредством:

- сужения спектра чувств личности;

- выработки и чрезмерного использования чувства вины (твоя семья – источник греха, твои прошлые привязанности, мысли, чувства, поступки – греховны и т.д.);

- ритуального и часто публичного признания грехов;

- чрезмерного использования страха (боязнь «внешнего» мира, врагов, природных бедствий, боязнь последствий выхода из организации и т.д.);

- «бомбардировки любовью», направленной на усиление потребности в принадлежности к организации через использования игр, подобных детским, через пение, объятия, прикосновения и лесть [7, с. 75].

Все приемы и средства эмоциональнопсихологического воздействия, которые используются теми или иными сектами в различной степени, действуют не изолированно друг от друга, а составляют своеобразную систему, единый комплекс и, таким образом, только в своей совокупности оказывают планируемое воздействие на психику верующих-сектантов. Эти приемы и средства условно можно разделить на две основные группы:

I. Приемы психологического воздействия:

а) использование слова, методов внушения и самовнушения;

б) культивирование страха, запугивание;

в) фабрикация различного рода «чудес» и «пророчеств»;

г) использование  душевнобольных в целях воздействия на психику других людей;

д) применение системы наказаний;

е) изоляция от общества.

II. Средства физического воздействия:

а) проведение шумных богослужебных

собраний;

б) принуждение к соблюдению постов;

в) систематическое проведение ночных богослужебных собраний;

г) проведение молитвенных собраний в неблагоприятной для здоровья обстановке;

д) запрещение обращаться к врачам за медицинской помощью и т.д.

Особую группу средств эмоциональнопсихологического воздействия составляют:

а) использование музыки и пения в целях воздействия на эстетические чувства;

б) применение системы поощрения;

в) использование своеобразной обстановки молитвенных собраний.

Теперь рассмотрим способы применения, механизм действия и психологическое влияние каждого из приемов в отдельности.

Одним из инструментов контроля над личностью в секте является использование слова, методов внушения и самовнушения. Слово является очень сильным и многообъемлющим психологическим раздражителем, способным оказывать глубокое влияние на все поведение человека и жизнедеятельность его организма. Словесное воздействие может иметь значение как положительного, так и отрицательного условнорефлекторного раздражителя, оно может быть использовано и на пользу, и во вред человеку.

Сектантские проповедники хорошо понимают силу и значение слова и поэтому не случайно широко пользуются им как средством внушения, как средством гипнотического воздействия. Именно эту цель преследуют приемы словесного внушения – проповеди, убеждения и назидания, с помощью которых осуществляется внушение наяву, в бодрствующем состоянии.

Внушение является одним из сильнейших средств воздействия на сознание и психику человека. Оно представляет собой акт воздействия одного лица на другое путем прививания различных идей, чувств или эмоций. Это концентрированное раздражение определенного участка коры больших полушарий головного мозга, вызванное действием слова, т.е. условно-рефлекторного раздражителя. Сочетаясь с сильным эмоциональным возбуждением и игрой воображения, внушаемая мысль обычно мало контролируется и осмысливается разумом и поэтому обладает большой, почти неодолимой силой влияния на поведение человека. Это объясняется тем, что слова того, кто внушает, чрезвычайно сильно концентрируют внимание человека, исключают почти всякое конкурирующее воздействие всех других, существующих в данный момент или существовавших ранее раздражителей.

Ученые (В.М. Бехтерев и др.) уже давно отмечали, что при определенных условиях, когда на чувства и воображение впечатлительного человека оказывается сильное воздействие, восприимчивость к словесному внушению наяву оказывается ничуть не меньшей, чем в состоянии гипноза. В этом случае, более слабый словесный раздражитель действует на эмоционально-психическую сферу даже сильнее, чем более сильный реальный раздражитель внешней среды. Поэтому внушенная мысль очень хорошо воспринимается и запоминается; она способна вызвать необычайно яркие образы и представления, которые легко могут перейти в иллюзии и даже галлюцинации.

Но для того, чтобы вызвать в коре головного мозга бодрствующего человека очаг концентрированного раздражения действием условно-рефлекторного раздражителя (слова), последний должен быть очень сильным, интенсивным. Поэтому, внушая своим адептам ту или иную мысль, сектантские проповедники стараются делать свои проповеди образными, говорят повелительным тоном, очень убежденно, повторяя сказанное по нескольку раз, сопровождая свои слова соответствующими выразительными жестами, чрезвычайно подвижной мимикой и многообразными интонациями голоса. Страдальческое выражение лица, льющиеся из глаз слезы, монотонная, но в то же время стройная захватывающая речь, выразительные паузы в определенных местах проповеди – все это оказывает сильное внушающее воздействие на рядовых сектантов.

Восприятие слушателями проповедей и назиданий во многом зависит от их психологического состояния. Учитывая это, руководители сект стараются строить свое внушение (проповеди и наставления) так, чтобы оно не встречало никакого противодействия, для чего они проводят определенную психологическую подготовку группы к участию в богослужениях. Сектантские руководители принуждают своих адептов соблюдать длительные и строгие посты, которые ослабляют психическую устойчивость личности. Они так обставляют богослужебные собрания, что сама обстановка действует на человека гипнотизирующим образом.

Следует также иметь в виду, что степень внушаемости и самовнушения людей значительно повышается за счет их взаимного влияния друг на друга. В определенных условиях, при определенных обстоятельствах состояния религиозного экстаза внушенные иллюзии, «видения», галлюцинации и даже религиозный бред обладают способностью легко индуцироваться, т.е. передаваться от одного человека к другому среди людей, охваченных общими чувствами. Это явление взаимовнушаемости и лежит в основе коллективного религиозного психоза. Оно, несомненно, учитывается, всемерно подогревается и намеренно усиливается сектантскими проповедниками во время богослужений. Все это еще больше усиливает восприимчивость сектантов к словесному внушению.

Особенно подверженными внушению являются люди со слабым типом нервной деятельности, психически ослабленные или страдающие нервными заболеваниями,  а также люди с низким интеллектом и вообще те, кто не склонен к анализу своих переживаний. Как раз такие люди и составляют значительную часть сектантских организаций. Достигаемое с помощью внушения состояние религиозного экстаза, «видений» и галлюцинаций преподносятся сектантскими проповедниками как нечто сверхъестественное, как результат общения верующих с богом. Однако при внимательном изучении этих состояний психики верующих становится ясно, что всякие божественные «видения», «озарения» и «откровения» есть результат не действия потусторонних сверхъестественных сил, а материальных физиологических явлений – внушения и самовнушения, достигаемых в обстановке гипнотического состояния сектантов.

«… человек подчас и наяву глубоко подвержен внушению и самовнушению. Когда распалено его воображение, когда подавлены чувства, когда он охвачен лишь одним желанием, одной надеждой, тогда навязываемые ему извне мысли и чувства легче завладевают его психикой, неизгладимее запечатлеваются в ней. И в тех же условиях подсказанные ему другими или порожденные его собственным воображением образы и голоса приобретают силу и яркость живого восприятия. Вот, она, разгадка «видений» и «откровений» [6, с. 120].

Еще одним средством физической «обработки» личности является принуждение к соблюдению постов, а, по сути, к изнуряющему голоданию. Все специалисты-медики сходятся на том мнении, что полное продолжительное голодание вызывает значительные изменения в функциях центральной нервной системы, оставляет глубокий и длительный след в виде более или менее стойких нарушений всей психической деятельности человека. Отрицательное влияние на высшую нервную деятельность оказывает, например, недостаток в пище человека белков, особенно животных, углеводов, минеральных солей, витаминов, вызывающий стойкие нарушения в нервно-психической деятельности, а иногда при длительном голодании – психоз истощения, сопровождаемый обильными слуховыми и зрительными галлюцинациями и бредом [10, с. 9]. Именно к таким нервно-психическим расстройствам и приводит соблюдаемый сектантами строгий, а иногда и длительный пост.

Не меньший вред приносят здоровью и психике адептов и сектантские запреты употреблять в течение всей жизни отдельные виды продуктов: жиры, мясо, рыбу, молоко, кофе, чай и др. При длительном отказе от этих продуктов человек, как правило, испытывает так называемое неполное или частичное голодание, при котором ему недостает какого-нибудь вида питательных веществ. Например, в пище постящихся, которые отказались от употребления молока и молочных продуктов, обычно недостает так необходимого организму кальция и фосфора. Отказ от употребления мясо-молочных и рыбных блюд лишает организм жиров, а также наиболее ценных и усвояемых белков.

Особенно вредны такие посты весной, когда растительная пища в значительной мере теряет свои положительные качества и очень бедна витаминами. Исключительно большой вред приносят посты больным, беременным, кормящим матерям и детям,  т.е. тем, кому необходимо усиленное питание. Сектантским проповедникам, безусловно, известно к каким серьезным последствиям приводят злоупотребления в воздержании от приема пищи. Однако они понимают и то, что человек с ослабленным организмом,  с нарушенной психикой легче поддается религиозному внушению, становится более восприимчивым к проповедям и поучениям, делается более послушным воле руководителей сект. Поэтому они усиленно культивируют посты, настаивают на их строгом соблюдении, заставляют верующих заниматься истязанием своего организма. «Кто хорошо питается и не соблюдает постов, тот чревоугодник», – поучают они.

Своеобразное место в контролирующих средствах занимает проведение ночных богослужений. Во многих сектах, особенно запрещенных, богослужебные собрания проводятся, как правило, в ночное время, что связано с необходимостью соблюдения конспирации. В некоторых сектантских общинах такие собрания устраиваются систематически, по два-четыре раза в неделю. Посещая эти богослужения, участники секты, особенно те, которые в дневное время работают на предприятиях или в учреждениях, часто недосыпают и, следовательно, лишаются нормального отдыха.

Сон – это охранительное запредельное, разлитое торможение, наступающее в коре головного мозга под воздействием утомления нервных клеток в процессе их взаимодействия с внешней средой. Сон является основным видом отдыха для центральной нервной системы. Он предохраняет ее от переутомления и истощения, обеспечивает восстановление нормального функционирования всего человеческого организма. Поэтому естественно, что лишение или недостаток сна человек переживает очень тяжело. Систематическое недосыпание (которое испытывают многие сектанты, вынужденные принимать участие в ночных богослужениях) ведет к нарушению последовательности бодрствования и отдыха, к истощению клеток головного мозга, к нервно-психическому переутомлению, резко снижает работоспособность, способствует возникновению различных заболеваний нервной системы. Отрицательное влияние, которое оказывает хроническое недосыпание на психику человека, безусловно, известно сектантским проповедникам и всячески поощряется ими, так как оно ослабляет эмоционально-психическую устойчивость вовлеченных в секту, способствует их психологическому закрепощению.

Фактором, обеспечивающим систему контроля над личностью, является культивирования страха. Известно, что страх – непременный спутник всякой религии, неотъемлемая составная часть эмоций и переживаний каждого религиозного человека. Руководители всех сект используют любую возможность, чтобы внушить своим единоверцам страх перед всемогущим богом, привить чувство своей ничтожности, бессилия и обреченности. Они запугивают адептов близким «концом света», страшными небесными карами, вечным проклятием, ужасными муками в загробном мире. Всеми способами они пытаются вызвать у них эмоции страха, благоговейный трепет перед грозным и неумолимым богом. 

Особое внимание руководители сект обращают на запугивание людей, заподозренных в желании порвать с сектой или уже порвавших. Таких людей они обычно сначала уговаривают, стараются «обличить», направить на путь «истинный», пытаются объяснить колебания верующего дьявольским искушением и т.д. Но если уговоры не помогают, то руководители сект не останавливаются и перед угрозами, запугиванием. 

Сектантские проповедники используют целую систему наказаний верующих в целях определенного психологического воздействия на них. Здесь и обличение, увещание, предупреждение, порицание, замечание, отстранение от участия в выполнении некоторых обрядов, запрещение посещений молений в течение определенного времени. Здесь, наконец, и полное отлучение.

На адепта эти меры взыскания оказывают большое психологическое воздействие не только потому, что его ущемляют в вопросах удовлетворения своих духовных потребностей, но и потому, что, наказывая его, лидеры сект представляют свои действия от имени Бога. А это исключительно тяжело переживается сектантами. Особенно сильный удар по психике адепта наносит крайняя мера наказания – отлучение, так как он в этом случае остается в полной изоляции, в одиночестве.

Система наказания сектантов рассчитана на подавление психики, здравомыслия и волевой активности верующих, на нейтрализацию того влияния, которому они подвергаются вне сектантской общины. Она призвана пресечь попытки непослушания или сопротивления членов группы воле сектантских предводителей, сделать их послушным орудием в руках руководителей сект.

Другим средством закрепления человека в секте является оказание ему материальной помощи. Иногда сектантские лидеры оказывают рядовым членам объединения такую помощь. Это делается для того, чтобы показать свою «гуманность», «чуткость», «заботу о ближнем». С этой целью в сектах нередко создаются кассы взаимопомощи, проводятся различного рода сборы средств, организуются всевозможные пожертвования и т.д., значительную долю из которых присваивают лидеры сект. Лишь небольшая часть из этих средств выделяется для оказания материальной помощи нуждающимся сектантам. Иногда руководители сект мобилизуют рядовых ее членов на хозяйственные работы в личном хозяйстве некоторых сектантов (например, на строительство или ремонт домов, работы на приусадебном участке и т.п.), устраивают на квартиры приезжих единоверцев, покрывают долги или растраты отдельных членов секты, выдают ссуды на определенный срок или оказывают безвозмездную материальную помощь, покупают одежду за счет средств общины для выдачи ее в качестве подарков некоторым из адептов и т.д.

Однако сектантам дорого обходится такая «помощь». За эти крайне редкие и скудные материальные подачки им приходится расплачиваться самым дорогим – своим здоровьем, утраченным счастьем, бесцельно потерянными лучшими годами своей жизни.

Оказывая материальную помощь отдельным адептам, лидеры сект делают это отнюдь не из благих намерений или любви к ближнему, не из стремления помочь человеку, облегчить ему жизнь. Делая это, они руководствуются, прежде всего, корыстными интересами, стремлением закабалить человека, сделать его обязанным, навсегда приковать к секте, сделать более послушным воле сектантских руководителей. Кроме того, этим они хотят вызвать у рядовых членов группы определенные психические переживания, направленные на усиление их зависимости.

Одним из методов психологического воздействия на адептов является тенденциозное, искаженное истолкование материалов или фактов из периодической печати и радиопередач, распространение и извращенное толкование различного рода слухов, небылиц и т.д. Пользуясь оторванностью от общества, отсталостью, научной неосведомленностью, низким общеобразовательным и интеллектуальным уровнем большинства сектантов, спекулируя их доверчивостью и свои «авторитетом» сектантские проповедники зачастую прибегают к фальсификации и произвольному толкованию различных событий и фактов, поступающих из официальных источников. Комментируя эти события и факты, они связывают их с религией, выдают за деяния Бога или сверхъестественной силы. 

Своеобразное место среди контролирующих средств занимает использование душевнобольных людей. Уже давно было замечено, душевнобольные пользуются  у сектантов огромной популярностью и особым расположением. Это объясняется своеобразным поведением таких людей. Действия психически больного человека трудно объяснимы с точки зрения человека здорового. Нелепость поступков, бессмысленность высказываний, внезапные проявления болезни в виде припадков, помрачения сознания, обмороков и т.д. истолковываются сектантскими проповедниками как проявление особой «святости», как результат божественного откровения и вызывают у верующего суеверный страх. Естественно, что таким людям приписываются особые качества – способность предугадывать будущее, «пророчествовать», творить различные чудеса.

Некоторые руководители сект, используя популярность психически больных, принуждают их к активной вербовочной деятельности. Находясь периодически на излечении в психиатрической больнице, эти люди пытаются завербовать в секту и других психически больных.

Руководители сект придают большое значение музыкально-песенному оформлению богослужений, так как хорошо понимают, что музыка и пение способны сильнейшим образом влиять на эмоции, чувства, мысли и воображение людей. Музыкальнопесенное искусство может дать человеку величайшее наслаждение, вызвать у него возвышенное чувство радости, бодрости, оптимизма, уверенности в своих силах; может возбудить человека, настроить на лирический лад, навеять приятные или грустные напоминания, растрогать, но может и расстроить его, пробудить трагические воспоминания, вызвать чувства безысходного горя, страдания, довести до слез.

Тягучие, заунывные, полные тоски и безысходного отчаяния сектантские песнопения, сопровождающие богослужения, действительно оказывают сильное воздействие на чувства адептов, гипнотизирующе действуют на сознание людей. Понимая всю притягательную силу эстетических переживаний человека, используя ее для привлечения новых членов и воздействия на их чувства, сектантские проповедники становятся на путь театрализации своих богослужебных собраний, во время которых широко используют декламацию стихов религиозного содержания, инсценировку библейских сказаний, инструментальное и хоровое исполнение произведений Гайдна, Генделя, Баха, Моцарта, Мендельсона, пение псалмов и гимнов на мотивы популярных русских народных и современных песен и т.д. Для большего эффекта некоторые секты создают многоголосые детские и женские хоры.

В условиях, когда человек живет в обществе, сталкиваясь с самыми различными влияниями, в том числе с нормами жизни несовпадающими с установленными сектантской доктриной, большое значение,  в смысле закрепления навязываемых форм поведения, имеет изоляция. Руководители сект всеми силами стараются изолировать человека от жизни общества, от людей, отвлечь его от действительности, ограничить все интересы рядового сектанта рамками сектантской общины. Они хотят истребить интерес ко всему тому, что не связывает его с интересами общины, что не служит заботе о личном «спасении». Замкнутость, отчужденность, неприязненное отношение к людям и их делам – вот характерные черты сектантства, проповедуемые и насаждаемые руководителями сект. При этом они пытаются убедить верующих в неизбежности самой изоляции, представляют отрешенность от жизни как высшее благо, служащее интересам самого верующего, как необходимое условие личного благополучия, как средство достижения вечной жизни. Руководители большинства сект запрещают своим членам принимать участие в общественной, а некоторые и в производственной деятельности, читать книги и газеты, посещать кино и театры, слушать радио, участвовать в кружках художественной самодеятельности, заниматься спортом. Все это угнетающе действует на психику человека, обрекает его на жалкое существование одиночки, отрицательно сказывается на его нервно-психическом состоянии.

Следует отметить, что и сама обстановка молитвенных домов сектантов и характер проведения молитвенных собраний призваны оказывать определенное эмоционально-психологическое воздействие на сектантов. Показная простота и скромность молитвенных домов, подчеркиваемая лидерами сект, имеет своей целью отделить сектантов от других христианских церквей, показать их исключительность, доказать, что только их вера является единственно правильной, истинной, живой верой. Такая обстановка, по их мнению, способна привлекать людей в молитвенные дома, укреплять их верования. Этому служит и характер взаимоотношений между сектантами: показная демократичность и равенство всех адептов – лидеров и рядовых членов секты: обращение друг к другу «брат», «сестра»; трогательный обряд целования; подчеркнутая вежливость, благолепие, всепрощение в общении между сектантами.

Существенное воздействие на сектантов оказывает обстановка молитвенного собрания. Атмосфера мистики, таинственности, отрешенности накладывают особый своеобразный отпечаток на чувства, настроение и мысли людей.

Большое влияние на сознание и психику верующих оказывает практика многочисленных требований и запретов. Сектантские руководители убеждают верующих, что болезни – это наказание свыше за нарушение божьих заповедей, его воли, что это кара за тяжкие земные грехи. Поэтому единственный путь избавления от болезни они видят в горячей молитве, обращенной к богу, в раскаянии, в стремлении еще большим религиозным рвением искупить грехи.

Игнорирование сектантами медико-профилактических и лечебных мероприятий представляет серьезную угрозу для здоровья верующих еще и потому, что многие верующие, отдаваясь всецело «богоугодным» делам, служению богу, пренебрегают своим бытом, живут в условиях антисанитарии. Запрещение сектантам обращаться к врачам за медицинской помощью нередко приводит  к тому, что нелеченные соматические заболевания осложняются психозами.

Определенный психологический аспект имеют и другие сектантские запреты, общие для всех или присущие только отдельным сектам: запрещение принимать участие в общественной работе, требование отказа от службы в армии, требование отказа от деторождения и т.д. Все это призвано подчеркнуть сектантскую исключительность, оказать воздействие на сознание и психику верующих.

Исключительно большое значение как средство эмоционально-психологического воздействия на верующих имеют сектантские обряды. «Являясь эффективным средством возбуждения определенного эмоционального состояния, обрядность создает благоприятные условия для воспитания и поддержания у верующих религиозных настроений и переживаний» [4, с. 199]. Сектантские обряды, которые главным образом рассчитаны на порождение и усиление мистицизма, имеют своей целью оказать прямое воздействие на сознание и психику верующих.

Одним из основных сектантских обрядов является водное крещение взрослых. С точки зрения вероучения, он представляет собой возрождение человека, начало новой жизни, жизни с Богом и для Бога. Сектантскому крещению предшествует более или менее длительная, всесторонняя идеологическая и психологическая обработка верующего. Многодневные молитвы, посты, чтение сектантской литературы, самоизоляция и т.д. призваны ослабить, истощить, подавить человека и духовно и физически. Этому служит и сам процесс крещения, которое, как правило, проводится в строгом секрете, глубокой ночью. Очень часто этот обряд совершается осенью, зимой или ранней весной, так как считается «чем больше холод, тем крепче вера».

Специальная подготовительная обработка, усиленная наличием испытательного срока, имеющего к тому же самостоятельное психологическое значение, необычайность условий и таинственность проведения обряда придают ему значение психологического фактора, способного оказывать отрицательное влияние не нервную систему.

Целям психологической обработки адептов служит и клятва, которую дают люди, вступающие в секту. Она заключается в том, что вступающий обязуется в строжайшей тайне хранить свою принадлежность к секте, сущность ее вероучения и обрядности, 

а также все то, что он увидит и услышит в секте. Он клянется никому («даже отцу и матери») и никогда, ни под какими пытками и даже перед угрозой смерти, не раскрывать тайны секты. Такая клятва, несомненно, производит на верующего определенное психологическое воздействие. Вся процедура приема в секты (клятва, крещение и др.) призвана оказать и, несомненно, оказывает сильное эмоционально-психологическое воздействие на личность вступающего и способствует его закреплению в секте.

Обряд причащения во многих сектах в принципе не отличается от такого же обряда в православной церкви, но проводится иногда с употреблением воды смешанной с человеческой кровью. В некоторых сектах существует обряд омовения ног, который имеет целью показать якобы имеющуюся в сектах демократичность, равенство всех ее членов. Этим обрядом руководители сект пытаются привить адептам чувство восхищения своей доступностью и любовью к ближнему.

Таким образом, все сектантские обряды направлены на то, чтобы оказать давление на сознание и психическое состояние адептов, усилить их религиозные чувства и через них способствовать закреплению основ вероучения.

Этим же целям служат и сектантские праздники. В них, как и в обрядах, в концентрированном виде сосредоточены все многочисленные средства и методы идеологической и эмоциональнопсихологической обработки адептов. Такие праздники, являясь совокупностью обрядов и религиозных действий, представляют собой качественно особый, имеющий большое психологическое значение фактор, оказывающий всестороннее влияние на сознание и психику сектантов.

В качестве одного из факторов отрицательного влияния на психику верующих-сектантов выступает шум, который является неизменным спутником богослужений во многих сектантских общинах. Вообще шум даже не очень сильный отрицательно сказывается на здоровье человека. Но наиболее вредным является шум, действующий в течение длительного времени (3-6 часов). Под действием шума человек становится подавленным, раздражительным, быстро переутомляется, у него возникают частые головные боли, появляется бессонница, отмечается ослабление памяти, изменяется ритм дыхания, повышается кровяное давление. Особенно вредное воздействие шум оказывает на центральную нервную систему. Он вызывает перенапряжение клеток коры головного мозга, нарушает динамику нервных процессов, приводит к функциональным расстройствам нервной системы, вследствие изменения силы тормозного процесса. По данным ряда ученых-медиков (В.М. Бехтерева, И.С. Иванцевича, З.Л. Лурье, Ф.П. Ясиновской,  С.И. Давиденкова и др.), шум может быть причиной судорожных припадков, дать толчок к развитию неврозов.

Отрицательное влияние на психическое состояние верующих-сектантов оказывает и тот факт, что сектантские богослужения обычно проводятся в неприспособленных, тесных помещениях, в которых отсутствует вентиляция воздуха, нарушаются самые элементарные санитарногигиенические требования. 

Психические изменения, возникающие под действием специфических условий сектантских богослужений, выражаются в более или менее значительном нервном возбуждении, сопровождаемом чувствами умиления, радости, вдохновения или наоборот, чувствами грусти, тоски, страха, отчаяния. Физиологические изменения соответственно психическому состоянию проявляются в непроизвольном смехе, стонах, криках, плаче, истерических рыданиях, трясении, судорогах.

Анализируя все те разносторонние факторы, действию которых подвергается адепт в ходе такой идеологической и эмоционально-психической обработки, мы вынуждены констатировать, что указанные группы, с их вероучением и обрядами, специфическими приемами манипулирования сознанием человека оказывают на личность следующее воздействие:

- способствуют искажению процессов ощущения, восприятия, представления и воображения;

- приводят к нарушениям в эмоциональной сфере;

- снижают внимание;

- ослабляют память;

- нарушают процессы мышления;

- значительно снижают интеллект и умственные способности;

- парализуют волю человека;

- блокируют развитие сознания и самосознания.

Все это позволяет нам сделать вывод о том, что наличие и использование сильнодействующих приемов и средств эмоционально-психического воздействия, специфические условия сектантских богослужений, оказывают чрезмерно вредное влияние на здоровье и психику адептов. Их систематическая и всесторонняя идеологическая и эмоциональнопсихическая обработка в сектантских общинах приводит к сильному нервнопсихическому переутомлению, нарушает динамику процессов возбуждения и торможения, снижает защитные способности организма, угнетает сознание, истощает и травмирует психику, приводит к нервно-психическим заболеваниям.

1. Андрианов Н.П., Лопаткин Р.А., Павлюк В.В. Особенности современного религиозного сознания. М., 1966.

2. Григулевич И.Р. Пророки «новой истины»: Очерки о культах и суевериях современного капиталистического мира. М., 1983.

3. Дворкин А.Л. Введение в сектоведение.  Н.-Новгород, 1998.

4. Джиамбалво К. Консультирование о выходе: Семейное воздействие. Как помогать близким, попавшим в деструктивный культ: пер. с англ. Н.Новгород, 1995.

5. Ремшмидт Х. Подростковый и юношеский возраст: Проблемы становления личности. М., 1994.  

6. Рожнова М.А., Рожнов В.Е. Легенды и правда о гипнозе. М., 1964.

7. Скородумов А.А. О психонасилии над личностью в религиозных организациях деструктивной направленности // Вестн. психосоц. и коррекц.-реабилитац. работы. М., 1996. № 2. С. 73-77. 

8. Скородумов А.А. Социально-психологические предпосылки вовлечения в религиозные секты // Вестн. психосоц. и коррекц.реабилитац. работы. М., 1997. № 2. С. 57-65. 

9. Угринович Д.М. Психология религии. М., 1986.

10. Франк Д.Б. Голод и психика. Харьков, 1922.

11. Allport G. The Religious Context of Prejudice // Journal for Scientific of Religion. 1966. V. 5.

12. Argyle M., Beit-Hallahmi B. The Social Psychology of Religion. London, Boston: Routlenge and Kegan Paul, 1975. 

13. Francis L.J., Benneft G.A. Personality and religion among female drug misusers. Drug and Alcohol Depend., 1992. V. 30. № 1. 

 14. Francis L.J., Person P.R. Religiosity, Qender and two faces of neuroticism // Irish J. Psychol.,

1991., V. 12. № 1.

15. Niebuhr H.R. The social sources of denominationalism. N.J., 1954.

16. Ross J., Langone M. Cults: What parents should know. Weston, MA: American Family Foundation, 1988.

17. Shams M., Jackson P. Religiosity as a predictor of wellbeing and moderator of psychologic impact of unemployment // Brit. J. Med. Psychol. 1993. V. 66. № 4. P. 341-352.

18. Thomas O`Dea The sociology of religion // N.J., 1966. 

Опубликовано 17 ноября, 2017 - 15:09
 

Как помочь центру?

Яндекс.Деньги:
41001964540051

БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫЙ ФОНД "БЛАГОПРАВ"
р/с 40703810455080000935,
Северо-Западный Банк
ОАО «Сбербанк России»
БИК 044030653,
кор.счет 30101810500000000653