Вы здесь

Руководство для духовенства по общению с бывшими сектантами

Мой опыт с выходящими участниками манипулятивных и насильственных религиозных и психотерапевтических культов неоднократно поражал меня универсальной потребностью этих бывших культистов в определенном виде консультирования. В большинстве случаев, им необходимы значительная неожиданная встреча, связь и отношения с пасторским консультантом, который является духовно развитым, подготовленным теологически и хорошо осведомленным о культах. Тот, кто был в религиозном культе, нуждается в консультанте, который подтвердит законность духовных поисков данного человека, независимо от того, насколько неверно направленными могли они стать. В этой главе я буду обсуждать спорные вопросы, которые, как я полагаю, духовенству следует обдумывать при работе с бывшими культистами.

Экс-культисты и оказывающие им помощь профессионалы, которые являются строго “секуляризованными”, могут не пожелать интересоваться духовными проблемами, обсуждаемыми здесь, хотя, по моему убеждению, определенные общие принципы и руководящие указания по пониманию и консультированию бывших членов культа могут быть тщательно выбраны из того, что выражено в этой главе.

ГОЛОСА ИСЦЕЛЕНИЯ

“Духовное изнасилование было в моем культе более болезненным, чем сексуальное и физическое насилие”.

“Когда я присоединялся к своей группе, я думал, что ко мне взывает Бог, а теперь я просто не знаю, откуда пришел тот зов”.

“Не предал ли я Бога, присоединившись к культу? Простит ли он меня?”

“Хорошо ли ни во что не верить именно теперь, после того опыта, который у меня был с группой Нового Века?”

“Моя проблема не с людьми, а с Богом. Я искренне хотел делать правильные вещи... Теперь я больше не могу молиться. Если это [культовый опыт] была твоя воля для меня, Боже, тогда пошел ты..! Я не верю, что это была божья воля, но это причиняет боль”.

“Хотя моя группа не была религиозной, она все же обращалась к тем же потребностям, что и религиозная группа. Мой лидер предлагал мне духовные ответы. Я не думаю, что я предал Бога, но я предал своих друзей и семью”.

“Я пошел к семейному священнику, но он был для меня вовсе бесполезен. Я чувствую, что Библия не заинтересована в организованной религии”.

“Взрослые в моем детском опыте ритуального насилия были элитой нашего города - доктора, юристы, даже протестантский священник”.

“После того, как я выбрался из своей группы, я хотел быть духовным. Для меня любовь есть любовь. У меня проблема с потребностью верить в существование того, кто больше нас. Мне нравится идея “Доверяй себе”.

Это только набор примеров искренних размышлений некоторых бывших культистов о религиозных и духовных спорных вопросах, которые остались неразрешенными после их ухода из деструктивной группы. Некоторые из них были добровольными отчетами, данными во время уик-энда выздоровления, финансируемого Американским Семейным Фондом. Некоторые появились из личных интервью за последние 17 лет.

Откровенны разоблачения, подобные этим, типично слышат многие восприимчивые и доступные представители духовенства в конгрегационной обстановке, будучи военными капелланами, на аванпостах священников в кампусах, в классных комнатах колледжей и семинарий и в офисах профессорксо-преподавательского состава, так же как в офисах специализированных пасторских консультантов и психотерапевтов. Их могут слышать даже руководители духовенства в офисах, относящихся к какому-либо вероисповеданию и в церковных советах.

ТЕОЛОГИЧЕСКАЯ ОРИЕНТАЦИЯ

Моя собственная теологическая традиция отдает высочайший приоритет потребности человеческого духа и существованию экспериментального знания относительно собственного безусловного принятия данной личности Священным Другим, Всемогущим Богом, Создателем Вселенной, Основанием Существования, Окончательной Реальностью. Знать шезед (chesed) Яхве , стойкую любовь, которая длится вечно, или милосердие господа Иисуса - значит “быть известным до самых глубин и все-таки быть любимым”. Это любовь без каких-либо ограничений, приписанных к ней.

Следовательно, моя цель как пастора, который консультирует экс-культовых членов, заключается в отражении этого шезед/милосердия на наших встречах. Я хочу, в своих ограниченных пределах, принять этого человека насколько возможно безусловно, я хочу принять этого человека там, где он есть, и стараться путем шезед/милосердия, присущих таким встречам, помочь ему определить его собственную теологию и установить жизненные цели, основанные на ней, и следовать им.

Это означает, что как христианский представитель духовенства лютеранской традиции, я не в том конкретном отношении, когда я стараюсь подтолкнуть человека в направлении предопределенного решения об обращении в конкретную веру. “Миссионерское” консультирование экс-культистов не только нарушит мою теологию шезед/милосердия, но оно также представляет прямую угрозу новой религиозной атаки против данного человека, не отличающейся от культового манипулирования и насилия. Мое образование в связанном с церковью колледже включало требуемый курс иудео-христианской этики; а главный тезис иудео-христианской традиции заключается в том, что мы рассматриваем людей как представляющих цель для самих себя, а не как средства для осуществления целей других.

Я верю, что мы развиваем человеческие способности принимать и понимать шезед/милосердие в кратком опыте безусловного принятия в межличностных отношениях, начиная с семьи, из которой происходит данный человек. Таким образом, я стремлюсь превратить пасторское консультационное занятие с экс-культистом культа в такое, где он испытывает шезед/милосердие. Затем человек может определить в непринуждающей окружающей обстановке, какие теологические решения и решения относительно стиля жизни могут последовать. Моя теология говорит мне, что работа обращения - это работа Бога; мое дело - честно служить взаимно распознаваемым потребностям жертвы культа.

ОКАЗАНИЕ ЧЕЛОВЕКУ ПОМОЩИ В ТОМ, ЧТОБЫ “СДЕЛАТЬ ТЕОЛОГИЮ”

Цель духовно развитого, теологически подготовленного пасторского советника заключается в том, чтобы помочь попытке человека “сделать теологию”, то есть, принять участие в мыслительном процессе и процессе чувствования, путем которого человек размышляет над конечным смыслом своего жизненного опыта и четко выражает этот смысл в разумной и понятной манере. В большинстве культовых окружений группа и ее лидер(ы) выдвигают грандиозные претензии на обладание истиной. Все это, между тем, преисполнено массовыми противоречиями, особенно в действительной культовой практике и стиле жизни лидера. Это лицемерие и интеллектуально непригодная теология оставляют экс-культового члена в большом смущении относительно того, что теологически является обоснованным, а что таковым не является.

В процитированных выше голосах экс-культистов слышится жажда утверждения духовных потребностей и отделения здоровой религии от теологии, которая является нездоровой, незрелой и делает человека уязвимым для насилия со стороны других. Этот процесс размышления и обдумывания стремится определить божественное присутствие и деятельность в обычном опыте жизни человека, совместно с этим опытом и под покровом этого опыта. он стремится изучить и определить главные теологические темы в культовой теологии и вывести на поверхность те потребности индивида, для которых такой призыв, в первую очередь, оказался привлекательным.

Непосредственная цель заключается в том, чтобы воспитать, развить и возвысить духовный дар проницательности. Люди, чья духовность созревает и развивается последовательным образом, способны распознавать разницу между духами: теми, которых законно относят к Богу, и теми, которых к Богу отнести нельзя. Многие бывшие культовые члены проявляют недостаток мудрой проницательности в своих решениях присоединиться и посвятить себя группам, которые оказались деструктивно влияющими на их жизнь.

Я исхожу из предположения, что существуют притязания на истину, теологически заслуживающие уважения на базе внутренней согласованности, придания юридической силы в истории религиозной мысли и способности придать смысл жизненному опыту. Большинство групп, которые известны как преднамеренно деструктивные, имеют претензии на истину или теологии, которые являются недостаточными.

ТЕОЛОГИЧЕСКАЯ ОРИЕНТАЦИЯ КУЛЬТОВ

Религиозные и психотерапевтические движения, которые нарушают человеческие права, имеют некоторые общие теологические черты. Они обычно являются современными версиями древней христианской ереси, известной как гностицизм, учения о том, что спастись можно только путем особой просвещенности, привилегии духовной элиты.

Большинство религиозных культов отрицают претензии иудаизма на то, чтобы быть целостностью божественного откровения. Многие из них утверждают, что Иисус из Назарета не обеспечил всего, что было необходимо сделать для спасения, не дал он и полного откровения Бога. Каждый из этих культов имеет лидера, который претендует на завершение работы по спасению человечества и обеспечению полноты раскрытия истины. Следовательно, с их точки зрения, Священная Библия является не отвечающей требованиям, так же как синагоги и церкви основного общества являются недостаточными в качестве братств для питания душ во спасение.

Мой коллега Ричард Йенсен (Richard Jensen, 1990), лютеранский радиоевангелист, указывает, что откровение библейских сообщений совершалось публично; то есть, Бог раскрыл божественную сущность группам людей, которые были свидетелями, видевшими эти исторические события собственными глазами. В противоположность этому, культовые лидеры получили частные божественные самораскрытия, которые не должны подвергаться проверке верующими или критиками. Некоторые культы Нового Века предлагают верующему надежду превратиться в Бога, возможность, разыгранная многими культовыми лидерами.

СРАВНЕНИЕ И ПРОТИВОПОСТАВЛЕНИЕ

Мой первый консультируемый экс-культист научил меня многому. Он был шести с лишним футов роста, почти лысый, голландец, бывший приверженец Харе Кришны. Депрограммист (как мы их называли в то время, в конце 1970-х годов) привел его повидаться со мной, чтобы я сумел помочь в процессе возвращения в общество. Депрограммисту был необходим кто-то, кто помог бы молодому человеку проводить различие между здоровыми и нездоровыми религиями.

Нижеследующий список противопоставлений и сравнений отражает контрасты, которые начали возникать для меня из тех бесед.

Религии уважают автономию индивида.

Культы навязывают податливость.

Религии стараются помочь индивидам удовлетворить свои духовные потребности.

Культы эксплуатируют духовные потребности.

Религии терпимо относятся к вопросам и независимому критическому мышлению и даже поощряют их.

Культы отбивают охоту задавать вопросы и расхолаживают независимое критическое мышление.

Религии способствуют психодуховной интеграции.

Культы “расщепляют” членов на “хорошее культовое “я” и “плохое прошлое “я”.

Обращение в религии включает в себя ненарушаемость внутренних процессов, центральных для сущности личности.

Культовое обращение включает в себя неосознанное подчинение внешним силам, которые мало беспокоятся о сущности данной личности.

Религии рассматривают деньги как средство, подчиненное этическим ограничениям, в движении к достижению благородных целей.

Культы рассматривают деньги как цель, как средство в достижении власти или эгоистических целей лидеров.

Религии рассматривают секс между духовенством и верующими как неэтичный.

Культы часто подчиняют членов сексуальным аппетитам лидеров.

Религии уважительно реагируют на критику.

Культы часто запугивают критиков физическими или юридическими угрозами.

Религии лелеют семью.

Культы рассматривают семью как врага.

Религии поощряют человека тщательно подумать, прежде чем дать обязательство о присоединении.

Культы поощряют быстрые решения при незначительной информации.

РАССМОТРЕНИЕ НЕОПРЕДЕЛЕННОСТИ: ФИЛОСОФСКОЕ ПРИМЕЧАНИЕ

Универсальной темой, которая проходит через мой опыт с выздоравливающими экс-культистами, является манера, в которой они справляются с неопределенностью, то есть, с наличием запутанности и неуверенности перед лицом потребности религиозных верующих в абсолютной убежденности.

Культизм, даже больше, чем религиозный фундаментализм, играет свою роль в пробуждении этой жажды преодолеть сложность, неопределенность и спорные вопросы дискуссионной интерпретации, чтобы даровать то, что гимн старого времени называл “блаженной уверенностью”. Евангелист Гарольд Г. Буссель (Harold H. Bussell, 1983) имел, следовательно, хорошее основание для выражения озабоченности относительно того, почему христиане - фундаменталисты выглядят настолько уязвимыми для культов. Культы, особенно основанные на Библии, проходят дополнительную милю, так сказать, и могут таким образом обеспечить для некоторых фундаменталистов даже еще большее ощущение уверенности.

Я полагаю, что нетерпимость к неопределенности является приглашением к недвусмысленному взгляду на мир, характерному для культов. Этот жесткий и упрощенный стиль обработки идей, типичный для выздоравливающего экс-культиста, представляет вызов для пасторского консультанта, особенно такого, который не разделяет этого пристрастия.

Я нахожу необходимым дать экс-культисту разрешение изучать другие способы мышления, обеспечивая поощрение к тому, чтобы это делать, и обучая умениям, которые расширяют и предлагают альтернативы привычным для экс-культиста способам обработки проблем веры.

В конфликте между сомнениями, с которыми должна столкнуться эта интеллектуальная честность, и эмоциональной потребностью уверенности в спасении, культовые лидеры и, в меньшей степени, фундаменталисты обычно выбрасывают за борт проблемы неопределенности ради прочного ощущения уверенности. Это может обернуться очень дорогим выбором.

ПОНИМАНИЕ УСЛОВИЙ ВЫЗДОРОВЛЕНИЯ ЭКС-КУЛЬТИСТОВ

Эффективность пасторской заботы о бывших членах культа зависит в значительной степени от личного понимания представителя духовенства и сопереживания в отношении опыта экс-культистов и насилия, которое они испытали. Некоторые члены были подвергнуты физическому или сексуальному насилию, находясь в своих культах. И все экс-культовые члены испытали психологическое насилие, от которого они все еще лечатся.

Давний наблюдатель культов Рональд Энрот изучал склонные к насилию евангелические христианские когнрегации, известные в антикультовом движении как “пастушествующие/апостольствующие” церкви. Энрот (Enroth, 1992) описывает положение этих жертв:

В отличие от физического насилия, которое часто имеет своим результатом поврежденное тело, духовное и пастырское насилие оставляет шрамы на психике и душе. Оно причиняется людьми, которые пользуются уважением и почетом в нашем обществе благодаря своей роли религиозных лидеров и моделей духовного авторитета...Но когда они нарушают это доверие, когда они подвергают насилию свой авторитет и когда они злоупотребляют своей властью священников, чтобы контролировать паству и манипулировать ею, результаты могут быть катастрофическими. Извращение власти, которое мы видим у склонных к насилию церквей, разрушает и разделяет семьи, способствует нездоровой зависимости членов от руководителей и создает, в конечном счете, духовную путаницу в жизни жертв. (p. 29)

Конструктивное обращение с этой духовной путаницей является целью пасторской заботы о выздоравливающих культистах. Хорошей новостью является то, что духовенство часто наилучшим образом подготовлено к тому, чтобы это делать; плохая новость заключается в том, что духовенство не только подозревают в качестве потенциально просто еще одного насильника, подобного предыдущему, но у некоторых представителей духовенства имеются трудности с пониманием и признанием опыта насилия, который описывается.

Возможно, духовенство сможет лучше оценить опыт жертв, имея в виду предложенные Энротом 10 характерных черт склонных к насилию церквей:

1. Ориентированное на контроль руководство

2. Духовная элитарность

3. Манипулирование членами

4. Восприятие в качестве подвергающихся преследованию

5. Предъявляющий высокие требования, суровый стиль жизни

6. Особое внимание скорее к опыту, нежели к рациональности

7. Подавление разногласий

8. Жесткая дисциплина членов

9. Открытое обличение других церквей

10. Болезненный процесс выхода

К этому я добавил бы другие характерные черты, общие для более широкого ряда склонных к насилию религиозных и терапевтических групп:

- Крайнее манипулирование чувством вины и страхом

- Сексуальное насилие в отношении женщин и детей

- Экономическая эксплуатация

ОСЛОЖНЯЮЩИЕ ФАКТОРЫ

Обзор работы, проделанной мною с выздоравливающими экс-культовыми членами за последние четыре года, раскрывает ряд осложняющих факторов. Эти факторы влияют на пасторскую заботу и теологические проблемы, но они не являются полностью вызванными культом и не всегда являются теологическими по природе. Но они все-таки воздействуют на процесс создания теологии. Это часто проблемы, возникающие из прошлого экс-культиста, включая дисфункциональные семьи и историю злоупотребления наркотиками или алкоголем.

Один молодой человек на занятии группы выздоровления объявил, что он воспитывался в дисфункциональной семье, а затем ушел и присоединился к дисфункциональной религиозной группе. Этот пример иллюстрирует выводы пионера семейных систем и терапевта рабби Эдвина Фридмана (Rabbi Edwin Friedman, 1985). На своем семинаре для духовенства, имеющего высшее образование, по семейному эмоциональному процессу Фридман говорит о необходимости для индивидов отличаться и о тенденции некоторых семейных систем вместо этого способствовать слиянию. “Семьи, которые производят культовых членов, неизменно являются слившимися, а не дифференцированными”, - утверждает Фридман. “Культы не разрушают семьи; семьи воспитывают людей для культов”. Хотя большинство клиницистов, которые работали с культистами (Clark, 1979; Singer, 1979), обычно энергично не соглашаются с рабби Фридманом и называют его утверждение гиперболой, я не верю, что они не согласились бы с тем, что меньшинство порядочного размера из числа культистов действительно вышло из таких семей. Когда эти люди уходят из культов, вновь возникают их семейные конфликты и иногда затушевывают или усложняют духовные потребности.

Другие экс-культисты, с которыми я работал, демонстрировали расстроенное или заторможенное развитие в таких задачах созревания, как социализация и сексуальность с управлением ею. В случае с двумя одинокими гетеросексуальными мужчинами в возрасте около 25 лет неспособность вступать в имеющие значение интимные отношения с женщинами и признавать свои собственные сексуальные побуждения вызывала массированные атаки чувства вины. Эти ощущения не только в тянули одного молодого человека в полностью контролирующую, требующую безбрачия религиозную группу, но также возбудили огромный стимул к религиозному или духовному облегчению от бремени вины. Согласно мнению психолога, который работал с одним из молодых людей (и я согласился), проблема заключалась не в экстремизме религиозных стремлений данного молодого человека, а в горючем, которое приводило этот экстремизм в движение, а именно, в их не нашедших ответа социальных, интимных и сексуальных потребностях. Я говорил с каждым из них в сфере их важнейшего интереса - а именно, библейской теологии - до тех пор, пока коровы не пришли домой, и это не имело ни малейшего воздействия до тех пор, пока топливо поступало по трубопроводу. Мы не добились никаких успехов до тех пор, пока не сосредоточились на усилиях мужчин в Библии ответственно управлять своей сексуальностью перед Богом.

ДУХОВНЫЕ ПРОБЕЛЫ

Существует ряд духовных пустынь, которые выделяются среди ландшафтов выздоравливающих экс-культистов культов. Иногда налицо детство, в котором семейный и личный опыт полностью лишен какого-либо значимого воспитания в сфере религиозной традиции, духовного опыта или религиозного образования, либо оранизованной деятельности. В некоторых случаях номинально религиозные семьи склонны проявлять тенденцию к секуляризации своего жизненного стиля. Например, когда я вез бывшего муниста с обеда на телевизионное шоу с интервью, где мы должны были появиться с его епископом и родителями, он признался мне, что хотя родители посылали его в религиозные школы в течение 16 лет, они не очень-то позволяли этой традиции влиять на то, как они жили, работали или играли. Для других может не существовать жизнеспособной религиозной традиции, к которой они могли бы вернуться.

Энрот (Enroth, 1992) отмечает: “Они будут делиться болью ухода из склонной к насилию церкви и стараться приспособиться к жизни вне ее. Для многих из них жизнь во всепроникающем христианском окружении была настолько опустошающей, что для них иногда оказывается трудным читать Библию, посещать церковь или даже верить в Бога” (p. 30).

Выздоравливающий культист вполне может быть в какой-то момент в состоянии духовного небытия, отказавшись от всепоглощающей системы, которая стремится придать жизни смысл и направленность. Культ мог предоставлять духовного ментора, от которого теперь экс-культистотделен. Хотя экс-культист мог уйти из группы, сделав разумный и освобождающий выбор, порожденный возрастающей и здоровой осведомленностью относительно деструктивности, лицемерия и манипулирования группы, этот человек все-таки ощущает огромную потерю, о которой должен отдавать себе отчет чуткий пасторский консультант. Следовательно, рещающий элемент в пасторской заботе заключается в поддержке экс-культиста в его горе от потери, горе, которое еще и осложнено смешанными чувствами относительно того, что оставлено позади.

КОНТРОЛЬНЫЙ СПИСОК ДУХОВНЫХ И ТЕОЛОГИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМ

Существует список духовных проблем, который полезен в проясняющей, противопоставляющей и информирующей работе священника-консультанта. Необходимо обратиться к категориям, намеченным в общих чертах ниже, а культовая теология должна быть отчетливо сформулирована и подвергнута проверке. Кроме того, консультанту нужно предложить урегулированное поощрение выздоравливающему экс-культисту, чтобы он двигался к одному из более заслуживающих доверия подходов к религиозным или философским системам.

Ниже следуют существенные проблемы, которые следует охватить:

1. Презрение к самому себе и чувство вины. Как я описывал ранее, решающей является потребность в прощении и создание чувства собственного достоинства, основанного на ощущении божественного подтверждения.

2. Апокалипсический страх. Каждый культ,который я знаю, имеет огромное чувство безотлагательности, которое вынуждает потенциального рекрута к немедленному решению, полному обязательству и радикальному действию. Большинство этих культов полностью подпитываются верой в то, что мы живем в то время, когда Бог закончит эту эру человеческой истории каким-нибудь драматическим и разрушительным событием, при котором только специально просвещенные/спасенные будут частью избавленного от несчастья остатка собственного народа Бога. Я полагаю, что это подхвачено из темы, присутствующей в духе нашего времени; это нужно изучить и этим следует заняться.

3. Демонические реальности. В то время, как имела место секуляризация западной культуры, трехэтажная вселенная, полная ангелами и демонами, получила плохую репутацию у большинства утонченного общества. Однако, ощущающееся нутром чувство демонического в некоторых видах культового мышления и практики и распространенность греха и зла привели многих утонченных людей к пересмотру старого взгляда на мир. Книги Карла Меннингера Что бы ни случилось, все приведет к греху? (Karl Menninger Whatever Happend to Sin? 1973) и М. Скотта Пека Люди лжи (M.Scott Peck The People of the Lie 1978) сделали многое для того, чтобы поднять тревогу, предупреждающую нас о необходимости быть открытыми для существования духовных сил.

4. Дебаты по изгнанию нечистой силы и освободительным функциям священника. Подтверждая, что я знаю о духовных силах в традиции Св. Павла в Ephesians 6, я также допускаю, что за три десятилетия исполнения пасторских функций, половина как часть аникультовой сети, я никогда не встречался с человеческой дисфункцией, основанной на действиях враждебных духовных существ, поселившихся в теле данного человека в той манере, как это дано в Экзорсисте Уильяма Блэтти (William Blatty, The Exorcist), романе и фильме, якобы основанном на опыте пасторской заботы священника М. Раньера в Мэриленде, возле моего теперешнего дома.

С одной стороны, я подозреваю, что диагноз относительно того, что человеком завладели демоны, может быть незаконным уклонением от ответственности в тяжелой работе психотерапии. С другой стороны, мой пасторский опыт пронизан достаточным количеством сверхмедицинских исцелений, уходящих корнями в излечивающие функции священника, чтобы я был открытым для того, что многие назвали бы “чудесами божественного вмешательства” и что другие объяснили бы в иных терминах.

Когда уважаемый коллега Фр. Джеймс Лебар (Fr. James LeBar, 1991) сообщает об установленных случаях “дьявольского присутствия” и появляется в программе ABC “20/20”, чтобы рассказывать об экзорсизме, я должен оставаться открытым для возможностей за пределами моего современного опыта. Я приглашаю других представителей духовенства действовать таким же образом.

Нам необходимо поддерживать сбалансированную перспективу. Выздоравливающая жертва сложного личного расстройства познакомила меня с работой доктора Джеймса Фрайзена (Dr. James Friesen, 1991). Он сообщает о своем изучении в терапевтической команде жертв детской травмы, которые создают другую личность, чтобы избежать боли своего нынешнего опыта. Четко выражающий свои мысли евангелический христианин, Фрайзен убедительно доказывает, что освободительные функции священника не излечивают сложные расстройства личности, а только тормозят реальную терапевтическую практику; в то же время, он заявляет об опасности быть захваченным демонами как о реальности, с которой следует иметь дело.

Страх перед вечным проклятием. Культы отрезают людей ото всего, включая возможность вечной жизни вне группы. Внутри культа намеренно насаждаются и стимулируются мощные страхи: “Если вы покинете нас, единственных истинных людей Бога, вы будете отрезаны и отброшены Богом. Ужасные вещи случатся с вами и со всеми, кто вам не безразличен. Вы будете вечно гореть в аду.” Помощь человеку в преодолении этого наследия влияния, которое сродни постгипнотическому внушению, является важнейшей задачей пасторского консультирования в ситуациях с выздоровлением от культа. Мы должны помочь экс-культистам понять, что группа была неправа, они освободились и Бог расположен по отношению к ним благосклонно.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Духовно развитые, теологически подготовленные пасторские консультанты с действующим знанием деструктивных культов могут быть полезными для выздоравливающих экс-культистов, если они продумают следующее:

1. Дополнительно к общему знанию о культах, необходимо знать специфику учения и практики конкретной группы. И Американский Семейный Фонд и национальный офис Сети Оповещения о Культах имеют пакеты материалов о многих специфических группах. Эксцентричная теология и акцент группы являются решающим материалом для пасторского консультационного процесса. Я также выяснил, что другие экс-культисты данной конкретной группы могут быть крайне полезными подготовке пасторского консультанта, а также в оказании услуг в качестве со-консультантов.

2. Когда вы создаете доверительные и надежные отношения с выздоравливающим человеком, полезно исследовать детский религиозный опыт и традиции данного человека. Это помогает оценить, сколько там сущности, на которой можно строить, или насколько мало там может быть основного материала. Почему человек отказался от традиций веры детства? Является ли возврат к этой традиции веры здоровым и правильным новым направлением?

3. Очень важно помочь определить и сформулировать духовные потребности, которые могли внести свой вклад в то, что этот человек вступил в культ. Была ли это потребность в безусловном признании, или потребность находиться на мессианской режущей грани преобразующей деятельности Бога, или необходимость быть включенным в божественный элитный корпус, или потребность разоблачить лицемерие старшего поколения? Все личные потребности являются важными. Многие заслуживают нашего подтверждения.

4. После определения незаконных способов, которыми культ стремится удовлетворить эти духовные потребности, нужно открыть новые возможности и варианты выбора, с помощью которых данные конкретные потребности могут быть удовлетворены. Это может включать отсылку к религиозным организациям, чьи доктринальные приоритеты, формы богослужения и учения о стиле жизни обеспечивают лучшие способы удовлетворения потребностей данного человека, даже если пасторский консультант мог бы и не выбрать для себя то же самое.

5. Вместо очевидной интерпретации того, что выздоравливающий человек претерпел полностью деструктивный эпизод в течение своего культового членства, лучше посоветовать пасторскому консультанту изучить более полезные аспекты культового опыта. Если Бог использует все, чтобы работать для добра, где находится добро в культовой эре данного человека?

6. Какие действия по восстановлению нужно совершить человеку, чтобы восстановить самого себя в собственных глазах, а также в глазах друзей, семьи и других, которые могли быть задеты или оскорблены данным человеком во время культового опыта? Часто в этом процессе примирения существуют очень специфические шаги.

ССЫЛКИ

Bussell, H. (1983). Unholy devotion Why cults lure Christians. Grand Rapids, MI: Zondervan.

Clark, J. G. (1979). Cults. Journal of the American Medical Association, 242, 279-281.

Enroth. R. (1992). Churches that abuse. Grand Rapids, MI: Zondervan.

Friedman, E. H. (1985). Generation to generation: Family process in church and synagogue. New York: Guilford Press.

Friesen, J. G. (1991). Uncovering the mystery of MPD. San Bernardino, CA: Here's Life.

Jensen, R. (1990). Cult Awareness Network national conference, Chicago, lL.

LeBar, J. (1991). American Family Foundation annual meeting, Philadelphia, PA.

Menninger, K. (1978). Whatever happened to sin? New York: Hawthorn.

Peck, M. S. (1978). The people of the lie. New York: Simon & Schuster.

Singer, M. T. (1979, January). Coming out of the cults. Psychology Today, 12, pp. 72-82.

Опубликовано в сборнике: Исцеление от культов: Помощь жертвам психологического и духовного насилия. /Под ред. Майкла Д. Лангоуни. Пер. с англ. ‑ Нижний Новгород: Нижегородский госуниверситет им. Н. И. Лобачевского, 1996.

Автор: 
Ричард Л. Доухауэр, D. D.
Опубликовано 2 августа, 2016 - 17:01
 
Библия с
подстрочником
Святоотеческие
толкования
Реабилитация
наркозависимых

Как помочь центру?

Яндекс.Деньги:
41001964540051

БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫЙ ФОНД "БЛАГОПРАВ"
р/с 40703810455080000935,
Северо-Западный Банк
ОАО «Сбербанк России»
БИК 044030653,
кор.счет 30101810500000000653