Вы здесь

Руководство для семей по реабилитации бывших сектантов

Родители, имеющие взрослого сына или дочь в культе, часто нуждаются в поддержке и, в некоторых случаях, в финансировании ухода их ребенка из культовой группы. Для большинства родителей это является нехарактерным участием в личной жизни их ребенка; однако, вмешательство родителей может быть оправдано, если культ неблагоприятно воздействовал на их ребенка. Решение о том, чтобы поощрить сына или дочь пересмотреть членство в культовой группе, не является легким и часто создает дилемму для родителей. Во-первых, существует вопрос о том, в какой степени родителю следует вмешиваться в жизнь взрослого отпрыска. С другой стороны, не вмешиваясь и не выражая тревоги, родители подвергаются риску показаться принимающими, даже поддерживающими присоединение к культу. Жалобы в отношении группы часто рассматриваются как вопрос контроля и могут быть восприняты ребенком как личная критика.

Чтобы предложить эффективную аргументацию против культа, родителям часто необходимо полагаться на услуги бывших членов культа и профессиональных консультантов по выходу, которые могут быть очень эффективными в своих спорах с вовлеченными в культ сыном или дочерью. Добровольное консультирование о выходе доказало свою эффективность именно благодаря тому, что это уважительный процесс, основанный на любви и поддержке обеспокоенных членов семьи и друзей, тех, у кого имеется достаточный статус, чтобы просить члена культа принять участие в воздействии консультирования о выходе.

Кэрол Джиамбалво (Carol Giambalvo, 1992; Главы 7 и 8), чрезвычайно уважаемый консультант по выходу, дает полезные предложения для понимания роли консультанта по выходу в осуществлении начала послекультового процесса выздоровления. Консультирование о выходе часто является первым образовательным шагом в этом процессе. Если бывший член культа планирует пребывание в жилом реабилитационном центре (предпочтительно таком, который специализируется на послекультовых проблемах выздоровления), консультанту по выходу следует предпринять путешествие с экс-культистом, чтобы облегчить переход от культа и занятий по консультированию о выходе к реабилитационному центру. В это время можно привлечь внимание штата центра к вопросам, доставляющим особую озабоченность. Во время консультирования о выходе могут возникнуть определенные проблемы, которые имеют отношение к семейному конфликту и к сферам семейной дисфункциональности. Работа консультанта по выходу заключается в том, чтобы сосредоточиться на вопросах, связанных с культом, таких, как контроль сознания, и обходить семейные дела, которые потенциально могут подвергать опасности или вызвать крушение воздействия и успешного исхода. Следовательно, консультанты по выходу обычно не занимаются семейной терапией, и, вероятно, им не следует ею заниматься.

Консультирование о выходе является напряженным и мощным опытом, который может поощрять зависимость от консультанта через феномен передачи, который часто имеет место в терапевтическом лечении. Как только культист принял решение покинуть культ, независимо от того, собирается ли он отправиться в реабилитационный центр, теперь для бывшего члена желательно заново связаться с членами семьи и установить терапевтический союз с другими профессиональными помощниками, которые могут вступить на сцену в это время. У членов культа часто имеется склонность к идеализации; значит, следует позаботиться, чтобы консультант по выходу не рассматривался в качестве следующего гуру.

В случае с теми, кто покидает культы без формального воздействия, послекультовые симптомы являются похожими. Однако, для этих экс-культистов ( часто называемых ушедшими прочь или отверженными) необходимо прийти к пониманию того, как культ манипулировал ими и эксплуатировал их, до того, как они смогут полностью выздороветь.

ПОСЛЕКУЛЬТОВЫЕ СИМПТОМЫ

Одна из первых наблюдателей культистов и экс-культистов, психолог Маргарэт Талер Сингер (Margaret Thaler Singer, 1979) была первой, кто определил тип и серьезность психологических симптомов, проявляемых этими индивидами. С того времени многие другие клиницисты, включая меня, подтвердили выводы Сингер и прибавили дополнительные наблюдения (Clark, 1979; Hassan, 1988; Spero, 1983; West & Singer, 1980). Многие бывшие члены культа, особенно имеющие опыт длительных или интенсивных периодов медитации, без конца повторяющихся молитв или монотонного пения, представляют некоторые или все из следующих симптомов:

- Расщепление личности (“плавание”): непроизвольное перемещение в измененные состояния сознания

- Трудность сосредоточения: потеря критического мышления; слабое умение правильно разбираться

- Зависимость, покорность, внушаемость

- Потеря памяти

- Тревога

- Чувство вины: из-за потери друзей в группе, из-за причинения неудобств своим семьям

- Страх: перед карой Бога, перед самой группой и из-за угроз, неизменно высказываемых лидером в отношении членов, которые ушли

Гнев - это другая обычно испытываемая эмоция. Бывшие члены культа, которые получили курс психотерапии, в конце концов выражают гнев из-за того, что они позволили себя контролировать и использовать культовой группе или лидеру. Однако, интересно отметить, что многие бывшие члены остаются защищающими лидера, имея склонность вместо него сосредотачивать свой гнев на других в группе. Для экс-культистов типично, по крайней мере, сначала, говорить, что у лидера хорошие намерения, в то время как другой член разрушил идеалы группы.

Психотерапия помогает индивиду интегрировать свою докультовую личность в качестве способа сделать бывшего члена снова единым целым. Задача заключается в том, чтобы достичь устойчивого ощущения собственного “я” и иметь дело с проблемами взрослой жизни.

СЕМЕЙНЫЕ ПРОБЛЕМЫ

Семейная динамика, включая прошлое и настоящее взаимодействие, конфликты и модели, является очевидной, когда кризис участия ребенка в культе достигает семейного понимания. Стресс, который ощущают родители, и их реакция на него являются особенной заботой как для терапевта, так и для родителей. Снижение стресса и развитие сети хорошей поддержки являются наиболее полезными для родителей. Прежде чем рассматривать вопрос о консультировании о выходе, родителям следует узнать о психологическом функционировании семьи, чтобы предвидеть и разрядить любые конфликты, которые могут подорвать процесс консультирования о выходе.

Проблемы и динамика, общие для семей культовых членов, включают в себя следующее:

- Родители обвиняют друг друга в участии их сына или дочери в культе

- Культовая проблема обостряет родительские конфликты или пробуждает заново дремлющие супружеские проблемы

- Один из родителей может быть эмоционально чрезмерно занятым членом культа и эмоционально сдержанным в отношении супруга (супруги).

- Родители часто боятся вызывать гнев своего ребенка; они склонны уступать. Например, они, вероятно, не выражали своих тревог в отношении группы на ранних стадиях вовлеченности их ребенка.

- Возникает ощущение отчаяния и безнадежности; родители чувствуют себя задетыми отказом своего ребенка от семейных ценностей и семейных религиозных взглядов.

- Родители разгневаны тем, что их отпрыск позволяет контролировать свою жизнь группе или лидеру.

- Родители сердятся на культ, на лидера и на других членов за то, что они завербовали их ребенка.

- Родители испытывают потерю таких удовольствий, как видеть своего ребенка, развивающего карьеру, имеющего семью и детей (для них - внуков); родители часто чувствуют себя расстроенными из-за того, что их сын или дочь не смогли добиться достаточно хорошей приспособленности к взрослой жизни.

- Родители испытывают стыд, чувство вины и ощущение провала.

- Ребенок использует культ, чтобы отделиться от родителей, создать эмоциональную дистанцию.

- Присоединение к культу с его альтернативным стилем жизни и верованиями позволяет молодым взрослым определять самих себя как совершенно отличных от своих родителей.

- Бомбардировка любовью и одобрение культа дают участнику начальное ощущение компетентности и признания вне семьи.

- Несмотря на авторитарную и жесткую культовую структуру, дети часто чувствуют, что они становятся независимыми, присоединяясь к группе.

- Юношеская депрессия из-за необходимости отделиться от родителей может быть временно смягчена присоединением к культу, который освобождает человека от автономной ответственности.

Основываясь на своей работе с семьями культистов, я принял без доказательства (Markowitz, 1983), что семьи часто имеют нереалистичные и недостижимые ожидания в отношении достижений и успеха ребенка, который находится в культе. Принятие или усвоение этих ожиданий ребенком делают его уязвимым, если родительские ожидания не оправдались. Этот ребенок неспособен отделить личные стремления от семейных ожиданий. В то время, как все родители и члены семьи имеют ожидания в отношении друг друга, и родители несомненно удовлетворены успехами своих детей, для родителей важно приспосабливаться к способностям и желаниям каждого ребенка.

Семьи, которые способны обсуждать свои взаимные ожидания и допускают переговоры по различиям, где каждый имеет возможность повлиять на семейное решение, будут продвигаться лучше в обсуждении культового участия. Кэти Гордон (личное общение, 1991) в своей работе в Культовой клинике, управляемой Еврейской семейной службой Лос-Анджелеса, выяснила, что в “открытых, честных и хорошо подготовленных семьях результатом является более здоровая динамика у каждого”. Гордон далее отметила, что семейная терапия, которая исследует семейную динамику и отношения, ведет к “реалистичному и позитивному процессу выздоровления”.

ПРОБЛЕМЫ ВЫЗДОРОВЛЕНИЯ

Как только член культа решает покинуть культ, внимание обращается к излечению индивида от этого опыта. Исцеление конкретного индивида будет зависеть от множества факторов, включая тип культа, интенсивность групповой практики, степень контроля и подчинения, боль и страдания, пережитые в группе, личные факторы и доступные варианты социальной поддержки.

Факторы способности быстро восстанавливать физические и душевные силы и защитные факторы затрагиваются вовлеченностью в культ, делая уместной необходимость посмотреть на то, как действуют члены культа в условиях этих факторов.

Факторы способности быстро восстанавливать физические и душевные силы

Исследователи заинтересовались развитием детей, которые росли посреди суровых эмоциональных и социальных лишений, и тем не менее, выглядели развившимися на вполне здоровой основе и удовлетворенными взрослой жизнью. Изучая этих выживших, Бенард и другие (Benard, 1987) попытались обрисовать защитные факторы, которые создали таких способных быстро восстанавливать физические и душевные силы детей.

Способность быстро восстанавливать душевные и физические силы рассматривается как способность отскакивать назад или добиваться положительной адаптации перед лицом неблагоприятной обстановки. Защитные факторы, которые иногда могут частично покрывать факторы способности быстро восстанавливать физические и душевные силы, являются механизмами, с помощью которых человек избегает социального и эмоционального риска в своей окружающей среде. Примерами могут быть дети алкоголиков, дети с душевнобольными родителями и дети, окруженными семейной преступностью или такими деструктивными соседними элементами, как бедность, наркотики, алкоголь и преступность. Оценка этих приспособительных факторов может быть полезной при определении того, насколько способным к быстрому восстановлению физических и душевных сил является бывший член культа после ухода из группы, а также можетбыть полезной при наблюдении за выздоровлением экс-культиста стпустя некоторое время. Развитие этих свойств может быть использовано в качестве положительных указателей выздоровления, в качестве целей, которых следует достичь. Поскольку литература довольно обширна, здесь мы подчеркиваем только несколько факторов способности быстро восстанавливать физические и душевные силы, которые явлояются важными в проверке послекультового процесса выздоровления.

Автономия

   Мощное чувство независимости, ощущение личной силы, чувство подчинения будущего себе, ориентация на достижения, самонаправленность (Anthony, 1978, цитируется в Benard, 1991; Garmexy, Werner, & Smith, 1974, 1991, 1992, цитируется в Benard, 1991).

Целеустремленность 

  Имеет отношение к поощрению автономии, включает наличие видения будущего, направленность на цель, ориентацию на успех, образовательные или карьерные стремления, упорство, оптимизм и веру в светлое будущее. Согласно Бенарду, “этот фактор кажется наиболее могущественным предсказаетелем положительного результата” (Benard, 1991, p. 5)

Чувство собственного достоинства/Ощущение собственного “я”   

Внутренний фокус контроля, чувств личной ценности и веры в то, что человек скорее может контролировать события, нежели быть пассивной жертвой (Benard, 1987).

Согласованность   

Чувство уверенности в том, что внешний мир и внутренняя среда человека являются предсказуемыми и многообещающими (Benard, 1987).

Социальная компетентность  

  Способность чувствовать себя свободно в условиях социальных требований работы и общества равных тебе, включая способность формировать романтические взаимоотношения и дружбу; использование юмора, гибкость и приспособляемость являются важными ценными качествами.

Эти пять только что описанных факторов могут быть применены для оценки способности быстро восстанавливать физические и душевные силы и могут служить в качестве руководства для выздоравливающего экс-культиста, членов семьи, консультантов по выходу и психотерапевтов. Степень, в которой эти факторы присутствуют или отсутствуют, помогает определить как развитие, так и прогноз более быстрого или более медленного выздоровления.

Защитные факторы

К защитным факторам, которые могут быть полезными для выздоровления, относятся:

Привязанность к взрослому  

   Наличие доступа, по крайней мере, к одной поддерживающей связи там, где существует низкий уровень критицизма, может иметь целительный эффект. Многие склонны присоединяться к культу, следуя разочарованию в жизни или разрыву важных отношений. Установление хорошей послекультовой привязанности будет для экс-культиста укрепляющим.

Умения решать проблемы  

 Умения принимать решения и терпимо относиться к противоречивости полезны для бывшего члена культа в преодолении своей зависимости от других, покорности и внушаемости. Экс-культисту необходимо научиться жить без упрощенных ответов, предлагаемых культом.

Ощущение цели    

 Другим признаком здоровься является ощущение того, что жизнь имеет смысл и что могут быть выяснены цели. Почти все экс-культисты будут говорить, что они были привлечены большим ощущением цели, которое, как казалось, предлагал культ. Наличие ощущения направленности и целей поможет защититься от возвращения к культовой связи.

Контроль над собственной судьбой

     Наличие чувства контроля над собственной жизнью является показателем упорного отстаивания своих прав и чувства собственного достоинства. Члены культа часто вступают в культы во время смятения, когда они чувствуют себя отчаявшимися относительно своей жизни и испытывают недостаток ощущения контроля над своим будущим.

Участие в положительной структуре

  Возможность найти какую-нибудь структурированную деятельность, которая организует жизнь бывшего культиста, полезна для процесса выздоровления. Членов культа часто вербуют в периоды перехода, такие, как длительный отпуск, период после окончания учебного заведения, во время начала новой учебы или работы, то есть в такие моменты, когда чувства структуры не хватает.

Управление стрессом    

 Наличие способности справляться со стрессом и с разочарованиями является важным характерным признаком выздоровления. Размышление о себе, применение юмора, признание своих ошибок и ограничений являются аспектами взрослого развития, которые бывшие члены культа могут использовать вместо жестких ожиданий достижимости морального или религиозного совершенства.

ПОСЛЕ КУЛЬТА: СЕМЕЙНЫЕ ПРОБЛЕМЫ

Послекультовые семейные проблемы необходимо изучить, чтобы свести к минимуму конфликты и дать возможность бывшему члену культа выздоравливать без эмоционального багажа, который мы часто видим в обращении с бывшим культистом и семьей. Описание Минухина (Minuchin, Rosman, & Barber, 1978) проблем, которые возникают в обращении с запутавшимися семьями, может быть полезным, при фокусировке особенного внимания на вопросах индивидуализации, компетенции и навязчивости (Markowitz, 1983).

Индивидуализация

Семьи с жесткими и негибкими ожиданиями подвергаются риску подрыва автономии, придерживаясь жестких ожиданий. Кроме того, если ожидания являются недостижимыми, нереалистичными или не представляющими интереса для сына или дочери, их необходимо сменить. Члены семьи, особенно родители, должны приспособить свои надежды к реальности возможностей и интересов ребенка. Часто молодые взрослые и даже более старшие взрослые не хотят разочаровывать своих родителей из желания ибежать родительского неодобрения. Однако, более конструктивным было бы, чтобы родители могли откровенно признаться в своих нереалистичных надеждах, например, в том, что один отец называл своими “ожиданиями среднего класса”.

Бывшие члены культа должны совершенствовать автономию путем обучения терпимости в отношении разочарований взрослой жизни с ее неясностями, смешанными посланиями и испытаниями уверенности в своих силах. После завершения консультирования о выходе или после пребывания в реабилитационном центре участие в занятиях семейной терапией является наиболее полезным в оказании помощи по индивидуализации и автономии. В семейной терапии каждого члена семьи поощряют говорить о личных чувствах и о том, что он испытывал в период культовой вовлеченности близкого; в то же самое время семью поощряют не останавливаться подробно на опыте в культе.

В случае с родителями молодых взрослых, родителям будет необходимо совершить переход от осуществления родительской роли в отношении более молодого ребенка, когда родители принимали решение, заботились о поддержке в окружающей среде и обеспечивали пищей, кровом, деньгами, машиной и другими удобствами, к формированию взрослых отношений со своим ребенком. Должно иметь место снижение ответственности родителй за обеспечение основной финансовой поддержки, за исключением таких специальных причин, как болезнь, безработица и период сразу после культа. Главной опорой в родительских взаимоотношениях с молодым сыном или дочерью должны быть эмоциональная поддержка и ободрение.

Компетенция

Родители склонны рассматривать вовлеченность своего ребенка в культ как показатель убогой рассудительности, незрелости и некомпетентности. Однако, культовая жизнь требует дисциплины и воздержанности, наряду с дополнительными проблемами для культистов, от которых требуется овладевать требующими усилий упражнениями йоги, поститься, испытывать лишение сна и выдерживать долгие рабочие часы. Достижения бывшего члена в группе родителям необходимо признавать, даже если эта деятельность производилась под влиянием контроля сознания. Реальность заключается в том, что, находясь в культе, индивид обычно приобретает новые умения и знание, которые впоследствии могут быть прибавлены к личной описи компетенции. Родителям необходимо признать тот опыт, который экс-культист ощущает как положительное развитие в то время, когда он находился в культе. Некоторый опыт является позитивным, с другим требуется время, для того, чтобы разобраться, прежде чем бывший культист сможет в самом деле судить о его воздействии. Родители должны давать своему близкому время, должны доверять внутреннему чувству компетенции и совершенного владения предметом своего ребенка.

Наличие возможности внести значимый вклад в семейную жизнь или для общества в целом является очень полезным в плане предоставления бывшему члену культа чувства компетентности. Следовательно, следует поощрять хождение по магазинам или другую домашнюю работу, так же как следует поощрять возвращение к учебе или работе, когда член к этому готов.

Родители по вполне понятным причинам боятся, когда их ребенок контактирует с членами, которые все еще находятся в культе. Даже если эти тревоги могут быть реалистичными, родители должны быть острожными, чтобы не подорвать автономию экс-культиста или не разрушить какое бы то ни было остаточное чувство компетентности. Полезно открыто обсудить эти заботы, например, открыто сказать, что родителям это доставляет неудобство, хотя в то же самое время они занют, что их дочь чувствует, что она может справиться с данным контактом. Консультация стерапевтом или консультантом по выходу, который знаком с ситуацией, может помочь ослабить напряжение из-за этой проблемы.

Навязчивость

Бывший член может иметь сильную эмоциональную реакцию на уход из культа. Ощущение потери и гнева наряду с симптомами, отмеченными ранее, могут быть пугающими для наблюдения. Челын семьи, особенно родители, в попытке быть поддерживающими, могут быть чрезмерно навязчивыми с вопросами о том, что не так, что случилось. Здесь необходим тонкий баланс между тем, что родители говорят о своей доступности для того, чтобы слушать, и не превращаясь при этом в чрезмерно навязчивыми в неотступном следовании за проблемами, которыми ребенок может не желать делиться с родителем.

Посыл может заключаться в том, что индивид имеет право на секретность, право, которое не уважалось в культе. Человеческий организм является самокорректирующейся системой, которая, при наличии времени и разнообразия путей, будет следовать процессу, который ведет к наиболее компетентному приспособлению индивида, раз этот индивид свободен изучать новые благоприятные возможности.

Другие предложения

К некоторым дополнительным способам, которыми члены семьи могут помочь процессу выздоровления, относятся следующие:

- Будьте хорошим слушателем; если экс-культист говорит, не прерывайте его; дайте ему продолжить. Побуждайте открытыми вопросами, если вы хотите стимулировать беседу.

- Оказывайте помощь, когда вас просят о предложениях, или спрашивайте, неможете ли вы что-то предложить. Будьте осторожны, не пытайтесь дать слишком много информации, советов или оказывать помощь, когда бывший член ее не ищет.

- Избегайте того, чтобы быть слишком покровительствующими; позволяйте человеку совершать ошибки.

- Обеспечьте доступ к полному медицинскому осмотру.

- Если вы наблюдаете феномен “плавания”, говорите ясно и прямо; прикосновение к руке или плечу помогает вывести его из уплывания в измененное состояние сознания. Взгляд человеку прямо в глаза поможет уловить его сфокусированное внимание, но мигайте естественно и периодически отводите свой пристальный взгляд. Мигание и взгляд в сторону помогают сократить склонность экс-культиста развивать взгляд широко открытыми глазами, уставившись в никуда, предгипнотическое состояние.

- Будьте образованным наблюдателем посредством чтения таких книг, как Культы: Что следует знать родителям (Cults: What Parents Should Know.  Ross & Langone, 1989), Консультирование о выходе: Семейное воздействие (Exit Counseling: A Family Intervention. Giambalvo, 1992) и Сражение с культовым контролем сознания (Combatting Cult Mind Control. Hassan, 1988), а также других книг и статей, рекомендуемых группами просвещения по культам.

- Пересмотрите линию поведения с семьей и друзьями в отношении социального контакта с бывшим членом культа. Хотя родители могут захотеть регулировать любую происходящую социализацию с расширенным составом семьи или друзьями, им следует обсудить этот пункт с экс-культистом.

- Если участие в культе держалось в секрете от некоторых или от всех членов семьи, спросите у своего рабенка, что для него удобно. Следует предоставить бывшему члену культа решать, кому рассказать о присоединении к культу. Если родители держат это в секрете, бывший член не должен быть отягощенным поддержанием этого секрета, если это каким-либо образом не служит необходимости. Обычно допускают, что люди вокруг вас знают такие “секреты” и фактически большинство были бы оказывающими поддержку. Цель заключается в том, чтобы дать бывшему члену свободу обсуждать свой культовый опыт с любым человеком по его выбору.

- Если кажется, что бывший член медленно прогрессирует, учитесь терпеть замедленность выздоровления. Развитие новых интересов, целей и назначения жизни требует времени. Экс-культисты также могут быть нетерпеливыми. Их и их семьи поощряют сравнивать их текущую ситуацию с их недавним прошлым, а не сравнивать ее с ситуацией ровесников. Полезнее сказать “шесть месяцев назад я был в деструктивном культе, а теперь я свободен”, чем сравнивать себя с бывшими одноклассниками или коллегами со степенями или карьерой. На прогресс можно смотреть на условиях изменений, произведенных трехмесячным приростом жизни экс-культиста. (Anderson, Reiss, & Hogarty, 1986).

- Уважайте уединенность экс-культиста и потребность быть одному по временам. Ожидайте и поощряйте отдых, перерыв и восстанавливающий силы социальный уход, особенно на ранних стадиях выздоровления. Предлагайте благоприятные возможности для присоединения к различной деятельности, но принимайте и то, что экс-культистотвергает приглашение.

- Создайте окружающую среду с низкими напряженностью, конфликтами и сверхстимуляцией. Сильный аффект и напряженность в семье могут ускорить внутренний стресс для бывшего члена культа. Конфликтными, напряженными групповыми дискуссиями, словесными вмешательствами и спорами может быть трудно управлять. Снижайте стресс, понижая эмоциональность и напряженность семйной жизни.

Например, после разрыва со своей первой подругой из-за ухода из группы 20-летний бывший член Церкви Унификации проводил уикэнд в доме своих родителей. Его родители были так обеспокоены его страданием - соответствующей реакцией на разочарование в любовной истории - что его пришлось на короткий период госпитализировать, чтобы таким образом смягчить напряженность родителей и серьезную тревогу.

Понижение стресса включает в себя стремление избежать следующего бесполезного поведения:

- Критицизм членов семьи

- Критицизм выздоравливающего экс-культиста

- Излишнее участие в отношении экс-культиста

- Выражения напряженного гнева

- Постоянные придирки

- Непринятие

- Угроза отказать в помощи и поддержке

- Оказание покровительства крайностям ободрения и энтузиазму, которые не являются подлинными, такого, как высказывание с энтузиазмом комплиментов экс-культисту в связи с тем, что он занимается своей собственной стиркой или каким-то другим видом основной домашней работы.

Хотя некоторые из этих предложений могут выглядеть надуманными, полезно попытаться удерживать семейную атмосферу в манере, проводящей исцеление и восстановление дружественных отношений с экс-культистом культа. Цель данных выше предложений - уважение хороших межличностных границ и семейных границ. Хорошие границы приведут к автономии и здоровому раздельному существованию, поскольку молодая женщина или молодой человек становятся независимыми взрослыми.

СТАДИИ ПОСЛЕКУЛЬТОВОГО ПРИСПОСОБЛЕНИЯ

Существуют три основные стадии в послекультовом процессе выздоровления: возвращение в общество, появление вновь на людях и интеграция. Обычно экс-культист осуществляет эти стадии за трехлетний период, следующий после ухода из культа. Имейте в виду, что каждый индивид, и, следовательно, каждое выздоровление являются различными. Родителям не следует ожидать, что их сын или дочь будут действовать, как часовой механизм.

Лорна Голдберг и Вильям Голдберг (Goldberg & Goldberg, 1988) дали великолепное понимание различных стадий, через которые проходят члены культа по пути к выздоровлению. Используя наблюдения Голдбергов, я наметил некторые предложения для родителй, которые помогут облегчить страдание их детей.

От 1 до 3 месяцев: возвращение в общество

Первые три месяца после ухода из культа обычно являются наиболее трудными для каждого. Культовый опыт является регрессивным и может вызывать поведение, похожее на детское, и такой же внешний вид. В ходе этой первой стадии выздоровления экс-культистначинает терять культовые характерные черты и манеру вести себя. Зависимость, внушаемость и грандиозное мышление, поощряемые культом, медленно уступают более реалистичному мышлению.

Зависимость 

Часто обновленные отношения родитель - ребенок развиваются в этот ранний период. В конечном счете, эти отношения должны становиться все более отношениями типа взрослый - взрослый; но на данный момент бывший член культа будет каким-то образом более зависимым от родителей, чем это обычно ожидается от взрослого ребенка. Родители и другие члены семьи должны быть готовыми проводить время с бывшим членом - время упражнений, когда он он в состоянии это делать, или время включения в новые интересы, такие, как приготовление пищи или класс живописи. Короткие визиты друзей и расширенного состава семьи следует контролировать и удерживать в зоне комфорта бывшего культиста. Родителям и другим членам семьи и друзьям следует поддерживтать баланс между их собственным участием и уважением к границам экс-культиста.

Этот период зависимости может быть трудной дилеммой как для родителей, так и для детей. Рабби Йехуда Файн (Fine, 1988) выяснил во время своего консультирования, что в этот момент роль родителей является несколько смущающей: Существует постоянный риск для родителй либо подавить экс-культиста слишком большой близостью, либо сохранить слишком большую дистанцию между ними и их ребенком. Эмоциональная близость против сдержанности - это типичная дилемма для любого, кто принимает в этом участие, - и для родителей, и для бывшего члена культа.

Могут быть полезными два кратких примера недавно прошедших консультирование о выходе членов. В первом случае, выпускница колледжа в возрасте 21 года неохотно вернулась в дом своих родителй в маленьком западном городе после краткого присоединения к Церкви Унификации. Проведение вместе этого периода времени позволило семье возобновить связь, посетить занятия по семейной терапии и помочь молодой женщине понять управление своей жизнью. Во втором случае, 45-летняя женщина находила поддержку в проведении некоторого времени дома со своими родитеялми в их доме для отдыха, чтобы вернуть часть времени, потерянного в течение ее 20-летнего участия в культе.

Период начальной зависимости может быть использован, чтобы помочь поддерживать возникающую вновь привязанность к родителям, которая будет здоровой, открытой и поддерживающей. Здесь нет места для родительского критицизма или негативных оценок, таких, как “Я говорил тебе, что в этой группе нет ничего хорошего”. Находясь здесь и будучи поддерживающими, родители заменяют культового лидера, который прежде служил в качестве идеализированного суррогата родителя.

Другие характерные симптомы 

 “Плавание”, ощущения вины и одиночества также являются обычными в течение периода возвращения в общество (Goldberg & Goldberg, 1988). Предложения относительно того, как справляться с “плаванием” (расщеплением личности), были отмечены выше.

Многие бывшие члены чувствуют вину из-за того, что ушли из культа, из-за того, что они покинули людей, которые были им небезразличны, и из-за своего собственного нечестного и убогого поведения в то время, когда они были в группе, а также из-за расхода, беспокойства и сердечной боли, которые они причинили своим родителям. Устойчивые ощущения вины могут быть симптомами депрессии, и их должен оценить психотерапевт. Родители и другие могут помочь смягчить ощущения вины, признавая их и предлагая мнение, согласно которому, возможно, экс-культисту не следует считать себя виновным. Упреки к самому себе, стыд и чувство вины не являются полезными для процесса выздоровления. Несмотря на поощрение родителей, бывшему члену культа может потребоваться время, терпение и без конца повторяющиеся дискуссии для облегчения чувства вины.

Интенсивность культового опыта с его сосредоточенностью на опыте группы может оставить бывшего члена лишенным стимуляции и компании сверстников. Первоначально требуется достаточно длительный отдых, но также и хорошая компания людей, которые проявляют интерес и способны слушать о культовом опыте, может быть полезной.

От 6 до 18 месяцев: появление вновь на людях

На этой второй стадии бывший культист должен быть в состоянии вернуться к учебе или на работу. Следует возобновлять развивающие задачи, соответствующие возрасту, за исключением назначения свиданий и социализации в более широкой степени. Это время, когда от бывшего члена требуется широкое эмоциональное улаживание, чтобы объединить проблемы личности, включая сексуальность и любовные отношения, которые могут быть отложенными у этой категории населения. Некоторые бывшие члены культа берут на себя миссию предупреждать других относительно деструктивного культизма или работают с командами консультирования о выходе в качестве способа выразить свой гнев из-за того, что ими манипулировал культ или его лидер. В течение этого периода родителям следует отступить и не быть чрезмерно покровительствующими.

Страх родителей перед тем, что их ребенок может вернуться в культ, является реалистичным, особенно когда родители наблюдают, как в ходе борьбы их ребенка за установление жизни вне группы возникают жизненные разочарования и недовольство. Родители, по понятным причинам бдительные, которые пытаются предотвратить неудачи, на деле могут продлить зависимость своего ребенка и подрвать автономный рост. Эмоциональная поддержка необходима, и ее следует предоставлять свободно, в то время как щедрая финансовая поддержка может неожиданно привести к обратным результатам. В некоторых отдельных случаях благодарные родители платят дорогую ренту и поддерживают своего взрослого безработного ребенка, не очень ожидая, что он будет продолжать работу или заботиться о своих собственных нуждах значительным образом.

В одном случае, например, 25-летний человек с образованием Лиги Плюща (Ivy League) работал плотником, находясь в культе. После его ухода из группы родители постоянно скорее обеспечивали его оплачиваемыми проектами, нежели позволяли ему конкурировать на рынке в качестве квалифицированного мастера. Они были обеспокоены тем, что если он не будет действовать достаточно хорошо сам по себе, он вернется под “защиту”культа. Этим родителям необходимо было иметь доверие к способности их сына терпеть разочарования повседневной жизни. Их предпринятые с добрыми намерениями усилия служили только для того, чтобы отказать своему сыну в благоприятной возможности использовать внутренние силы, чтобы совершенствовать его компетентность в качестве взрослого.

Также на этой стадии может стать занчительной проблема, говорить ли другим о культовом опыте. Бывшему члену культа также необходимо решить, что сказать предполагаемым нанимателям и как приспособиться в краткой автобиографии поступающего на работу к тому времени, которое было проведено в культе.

От 18 до 36 месяцев: интеграция

В течение этой стадии выздоровления происходит интеграция докультовой, культовой и послекультовой личности. Время, необходимое для тщательной интеграции и продвижения вперед, широко варьируется, но идеально это должно произойти в течение трех лет. Жизнь больше не вращается вокруг связанных с культом проблем; должны преобладать другие задачи, такие, как карьерные цели, дружба и любовные отношения. Обычно человек теперь проявляет более напористое состояние в отношении жизни и начинает двигаться вперед. Для многих из нас ясно, что послекультовая психотерапия облегчает процесс выздоровления.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Иметь дело с участием ребенка в культе может быть ужасным суровым испытанием для родителей. Родители, наблюдающие пугающие изменения в близком, будут бороться с вопросом о том, следует или не следует вмешаться. Если они решатся оказать воздействие, они тогда должны спорить с иногда пугающими требованиями успешного консультирования о выходе. Если воздействие будет успешным, или если взрослый ребенок сам покидает культ, родители должны постараться быть поддерживающими для своего ребенка, теперь бывшего члена культа. Родители должны установить равновесие между сверхпокровительством и сдержанностью.

Люди исцеляются от культов. И их семьи, несмотря на трудности, могут быть орудием в этом выздоровлении.

ССЫЛКИ

Anderson, C. M., Reiss, D., & Hogarty, G. E. (1986). Schizophrenia and the family. New York: Guilford Press.

Benard, B. (1987, March). Protective factor research: What we can learn from resilient children? Illinois Prevention Forum, 7(3), 3-9.

Benard, B. (1991, August). Fostering resiliency in kids: Protective factors in the family, school, and community. Western Regional Center for Drug-Free Schools and Communities, Far West Laboratory. Portland, OR: Northwest Regional Educational Laboratory.

Clark, J. (1979). Cults. Journal of the American Medical Association, 242(3), 279-281.

Fine, Y. (1988). Toward family reunification: Counseling the cult recruit. In G. Eisenberg (Ed.), Smashing the idols: A Jewish inquiry into the cult phenomenon. Northvale, NJ: Jason Aronson.

Giambalvo, C. (1992). Exit counseling: A family intervention. Bonita Springs, FL: American Family Foundation.

Goldberg, L., & Goldberg, W. (1988). Group work with former cultists. In G. Eisenberg (Ed.), Smashing the idols: A Jewish inquiry into the cult phenomenon. Northvale, NJ: Jason Aronson.

Hassan, S. (1988). Combatting cult mind control. Rochester, VT: Park Street Press.

Matkowitz, A. (1983). The role of family therapy in the treatment of symptoms associated with the cult. In D. Halperin (Ed.), Psychodynamic perspectives on religion, sect and cult. Boston: John Wright PSG.

Minuchin, S., Rosman, B. L., & Barber, L. (1978). Psychosomatic families. Cambridge, MA: Harvard University Press.

Ross, J. C., & Langone, M. D. (1989). Cults: What parents should know. New York: Lyle Stuart.

Singer, M. T. (1979, January). Coming out of the cults. Psychology today, 2(1), pp. 72-82.

Spero, M. (1983). Individual psychodynamic intervention with the cult devotee: Diagnostic and treatment procedures with a dysautonomous religious personality. In D. Halperin (Ed.), Psychodynamic perspectives on religion, sect and cult. Boston: John Wright PSG.

West, J., & Singer, M. T. (1980). Cults, quacks, and nonprofessional psychotherapies. In H. Kaplan, A. Freedman, & B. Sadock (Eds.), Comprehensive textbook of psychiatry (Vol. III, 3rd ed.) (pp. 3245-3257). Baltimore, MD: Williams & Wilkins.

Опубликовано в сборнике: Исцеление от культов: Помощь жертвам психологического и духовного насилия. /Под ред. Майкла Д. Лангоуни. Пер. с англ. ‑ Нижний Новгород: Нижегородский госуниверситет им. Н. И. Лобачевского, 1996.

Автор: 
Арнольд Марковиц, M.S.W., C.S.W.
Опубликовано 2 августа, 2016 - 17:24
 

Как помочь центру?

Яндекс.Деньги:
41001964540051

БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫЙ ФОНД "БЛАГОПРАВ"
р/с 40703810455080000935,
Северо-Западный Банк
ОАО «Сбербанк России»
БИК 044030653,
кор.счет 30101810500000000653