Вы здесь

Православный воин и нунчаку-до. О месте и роли восточных боевых искусств в нашей жизни

Алексей Комлев

Нунчаку - оружие восточных боевых искусств. Однако на Руси настоящий воин мог сражаться любым видом оружия, не исключая и различный подсобный материал. У крестьян и казаков существовали биты, которыми выбивали из снопов пшеницу. История не сохранила сведения о том, были ли эти биты прежде оружием, а затем уже приспособлены смекалистыми русскими людьми к земледелию, либо же наоборот. Один из ведущих мастеров «нунчаки-до» Алексей Комлев, изучив в совершенстве мастерство этого оружия, отверг восточную языческую подоплеку и убедился, что вне Православия не может быть истинно духовного развития человека.

Я хотел бы поделиться с читателями своими мыслями о месте и роли восточных боевых искусств в нашей жизни. Но, прежде всего, считаю необходи­мым сказать о следующем. Не однажды самым разным людям мне приходилось отвечать на вопрос о том, приходилось ли в жизни применять нунчаку. С горестью я вспоминаю эти минуты. Первый раз это произошло, когда я учился в десятом классе. Противников было четверо. Сначала произошла небольшая потасовка; затем, когда я оказался в тесном кольце, пришлось выхватить нунчаку. Достаточно было одного хлыста, чтобы все побежали.

В тот раз, можно сказать, я вышел победителем, но на самом деле все обстояло иначе. Я умышленно спровоцировал эту драку, целый год, готовясь к отмщению. Тогда меня побили семь или девять человек, я не успел сосчитать. Я капитулировал с самого начала и в результате был унижен совершенно. Спустя год репутация была восстановлена, но перед кем, во имя чего? Так я теперь рассуждаю. Но в той ситуации спасло отсутствие мастерства и крайне ненадежные нунчаку, сделанные непонятно как. Именно спасло, не нанеся своим сверстникам тяжелых увечий и не испортив себе дальнейшую жизнь.

Второй случай произошел уже в военном училище, когда я учился на третьем курсе. Не из-за чего, как это часто бывает в армии, я сцепился с двумя однокурсниками из параллельной роты. Они двинулись на меня вполне серьезно, и я выхватил нунчаку, которую втайне носил с собой. Она была та же, что и четыре года назад, - не представляла собой серьезного оружия, да и владеть ею я не умел. Промедлив с опережающей атакой, я был сбит с ног офицерской сумкой, набитой книгами. Поднимаясь, я интуитивно взмахнул нунчаку и, кажется, попал в того, кто хотел ударить меня ногой. Потом нас разняли. Урок я получил хороший и с тех пор утверждаю, что если уж достал оружие, так его нужно применять.

Третий случай произошел три года назад. Поздним вечером зимой на меня внезапно набросилась беспризорная собака. Я успел отскочить в сторону и выхватить нунчаку. На этот раз со мной было настоящее боевое оружие, которое я всегда брал в командировки. Размахивая нунчаку перед собой, мне удалось охладить пыл собаки, и она уже готова была бежать прочь. Но мне этого показалось мало, и я погнался за ней. Не ступив и пяти шагов, я поскользнулся и упал. Напротив своего лица я увидел собачью морду и подумал, что она сейчас вцепится в меня. Но собака не бросилась. Я поднялся и пошел своей дорогой, размышляя о том нелепом положении, в котором оказался по своей же вине...

Я не могу не предупредить всех тех, кто решил заняться восточными единоборствами. Именно восточными. Это предупреждение не касается профессиональных спортсменов и давно занимающихся любителей. Для них мои слова прозвучат наивно и, в лучшем случае, вызовут ироническую усмешку. Однако, приходя в боевое искусство с благой целью спасения своего тела, можем ли мы быть уверены, что через это спасем и душу? Я сам начинал с простейших ярлыков, так плотно окутавших экзотические виды боевых искусств Востока. Каждый, наверное, не раз отвечал сам себе, почему он занимается этим видом боевых искусств. Вот, некоторые из таких ответов-ярлыков: уметь постоять за себя, развить в себе физическую силу, гибкость (растяжку), координацию движений, выносливость и т. д. К чисто внешним постепенно добавлялись внутренние качества: сила воли, терпение, сдержанность, смелость, отвага, честность и т. п. Далее, с практикой и опытом, список мог быть продолжен и такими утверждениями: морально-психологические качества. Психологические (!), психические (!). Потом: интеллектуальное развитие. Интеллектуальное (!). Еще: духовное совершенство. Духовное (!). И совсем уж полная картина: религиозно-мистический опыт. Религиозный (!)... Религии, с которыми тесным образом связаны восточные боевые искусства, по отношению к нашей национальной вере - Православию - являются откровенно враждебными...

Многие годы, находясь под влиянием философии восточных боевых искусств, я мыслил согласно одной очень точной формулировке, отражающей, как мне кажется, природу этих вещей. «Мы не нападаем первыми, мы просто возвращаем назад зло», - вот так это звучало. Пришло время задуматься, а не порождаем ли мы своими действиями новое зло? И дело здесь не во внешнем проявлении, а во внутреннем. Обращаетесь ли вы к нападающему с мыслью, что можете уложить его одним ударом и с точки зрения закона будете правы, пытаетесь ли вы упрекнуть его в неправоте или вами руководит любовь. Спросите себя об этом. Любовь к заблудшему, которому надо помочь, о котором стоит помолиться Господу. Как это православное учение не похоже на то, что проповедуют другие религии! Боевые искусства могут стимулировать в занимающемся гордыню и поднять ее до такого уровня, что он перестанет правильно оценивать свои действия. Сначала изменится его образ жизни, а потом и мышления. Развитию духовной слепоты помогут ярлыки, а также окружение, связанное с практикой боевых искусств. К примеру, в фильмах мы видим, что добро всегда побеждает зло, причем никого уже не смущает, что главный, так называемый положительный герой, оставил на своем пути гору трупов. Нам это кажется естественным, мы даже не обсуждаем, правильно ли это! Нам не жалко «плохишей», но под этим телевизионным зомбированием уже не трудно перенести свои внутренние эмоции и убеждения на улицу, в настоящую жизнь. А что происходит на обыкновенных соревнованиях рукопашных единоборств? Что требуется от спортсмена на них? Желание добиться победы любой ценой, быть первым, лучшим. Это стремление, равно как и страх быть побежденным и зависть к чемпиону, может стимулировать рост гордыни, возбудить ненависть к противнику. При всем этом речь идет о тренировке и спасении тела. Но рано или поздно наше бренное тело должно будет умереть, и что тогда будет с душой? Спасется ли она? Учат ли восточные боевые искусства спасению, как оно проповедано в Евангелии? Нет. Вместо этого предлагается поклоняться идолам: залу, спортивной одежде, учителю и даже оружию. Для того, чтобы уважать учителя, товарищей по секции, поддерживать дисциплину на тренировках, вовсе не надо приобщаться к восточной религиозно-мистической традиции. Сотворив себе кумиров из людей и даже неодушевленных предметов, мы начинаем практиковать самое обыкновенное язычество с его идолослужением. Здесь боевые искусства никак не совместимы с Православием, и практика их не полезна для человека.

Я совершенно уверен в одном - вне Православия не может быть истинно духовного развития человека. Мне совершенно безразлична теперь противоположная точка зрения, ибо я уже «варился в этом соусе» много лет. Здесь я хочу только предупредить вновь приходящих в боевые искусства. Часто внешняя форма ярко отражает внутреннее содержание. Гораздо реже бывает наоборот. Если вы сомневаетесь в предмете ваших начинаний, не стоит даже и пробовать. Будет больше времени поразмыслить о своей душе...

Все детство и юность я прожил в страхе быть избитым. Чего мы боимся: боли? Я боялся унижения и никогда не думал даже о том, что могу более или менее серьезно пострадать. На первом курсе военного училища мне сломали нос, и я испытал страх перед тем, как вернусь домой в таком виде. Хирург потом мне еще раз ломал нос, и мой страх прошел.

С годами страх перед физическим унижением подменялся страхом ответа перед законом за возможность причинить кому-то вред. Сколько себя помню в боевых искусствах, всегда был какой-нибудь да страх - с поводом и без повода, неожиданный и надуманный. Главная ущербность законопослушного гражданина в его страхе ответа за последствия своих действий. И пусть в Уголовном Кодексе есть статьи о необходимой обороне, кто по-настоящему доверяет этим статьям? Человека, совершающего действительное преступление, почему-то не останавливает страх убийства невинной жертвы. Он скорее боится быть пойманным, что толкает его на новые преступления.

После тридцати лет у меня появился новый страх - страх кому бы то ни было причинить вред. Я не говорю о специальной возможности, я имею в виду случайный вред, пусть даже в состоянии необходимой обороны. Какова природа этого страха? Полезен ли он? Для меня это вопрос вполне определен. Здесь я подразумеваю не страх перед законом, а тот, который называется страхом Божьим.

Если в силу жизненных обстоятельств чужая жизнь вдруг будет зависеть от вас, как вы поступите? Вопрос настолько сложный, что в экстремальных условиях на него нельзя дать ответ. Можно сомневаться и заранее, предвидя экстремальную ситуацию, но задавать себе этот вопрос чаще и искать ответ в своем сердце необходимо. Хотя бы затем, чтобы потом горько не раскаяться.
Страх Божий, по-моему, это страх духовного плана, и он полезен для души. Не имеющий страха Божьего, имеет разве что страх животный, когда дело касается его плотской сущности. И нельзя подменять страх Божий страхом перед буквой закона. Последнее несовершенно, как и все, придуманное людьми. Имеющему страх Божий не нужен никакой другой закон...

Один «восточных дел мастер» со своей буддийской колокольни увидел христиан слабаками. Так и сказал со страниц журнала: «Христианство - это религия слабаков». Тысячу лет Россия существует как православное государство, и тысячу лет эти «слабаки» умели постоять за себя. Да еще как постоять!

По независящим от нас причинам в экстремальной ситуации мы можем стать мучениками, добровольно или против нашей воли. Активное сопротивление никак не подразумевает добровольное мученичество. Тем не менее, кто-то предпочтет не снимать сего венца. Безусловно, такой человек - это глубоковерующий, православный человек. И когда вы принимаете решение в пользу венца, вы вдруг обнаруживаете, что вся суета вокруг боевых искусств оказывается непотребством...

Но в православной традиции кроме страха Божиего существует еще одно важнейшее состояние души, ведущее человека ко спасению. Святые отцы Церкви называли это смирением. Смирение перед Богом, чтобы не происходило с нами по Его промыслу - это качество трудно развить в себе.
Всякое государство, раз уж оно устроено Божиим Промыслом, имеет в себе так называемые силовые структуры, такие, как армия и органы правопорядка. Не обнаруживающий в себе склонности к такого рода деятельности человек может найти другое дело, но как быть тем, которые несут своеобразное послушание в службе? Всякая профессия нуждается в профессионалах. И здесь боевые искусства, пожалуй, вполне отвечают актуальности сегодняшнего дня...

 

Автор: 
Алексей Комлев
Опубликовано 31 июля, 2013 - 16:27
 

Как помочь центру?

Яндекс.Деньги:
41001964540051

БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫЙ ФОНД "БЛАГОПРАВ"
р/с 40703810455080000935,
Северо-Западный Банк
ОАО «Сбербанк России»
БИК 044030653,
кор.счет 30101810500000000653